ПРЯМОЙ ПРОВОД: РУКОВОДСТВО ПО ПРИМЕНЕНИЮ

ПРЯМОЙ ПРОВОД: РУКОВОДСТВО ПО ПРИМЕНЕНИЮ

Сообщение Timecops » 30 июл 2011, 07:27

АБИЛИТИ
Большая серия, 4 (1955, ок. начало июля)

Журнал
ДИАНЕТИКИ и САЕНТОЛОГИИ
из
ВАШИНГТОНА, О. К.


ПРЯМОЙ ПРОВОД:
РУКОВОДСТВО ПО ПРИМЕНЕНИЮ

Л. Рон Хаббард

Глава первая
СОВРЕМЕННЫЙ ПРЯМОЙ ПРОВОД

В пользу теории, что можно взять эту книжку, имея время прочесть всего несколько строчек или будучи способным усваивать ограниченный объем материала, я хочу прямо сейчас, на скорую руку, дать вам один вид Прямого Провода, который сегодня приносит феноменальные результаты на преклирах.
КОМАНДА: Вспомните момент ________.
СКОЛЬКО РАЗ ИСПОЛЬЗОВАТЬ КОМАНДУ: Пока не произойдет полного сглаживания задержки общения преклира, так что он через некоторое время, после некоторого количества вопросов сможет с готовностью и без затруднений давать ответ.
ОБЩЕНИЕ: Всегда давайте подтверждения: «Хорошо» или «Спасибо» на каждый ответ преклира. Всегда позволяйте преклиру высказать любое откровение, какое ему захочется, или дать комментарий по процессу и подтверждайте его откровение или комментарий. Другими словами, не отвергайте его попыток общаться с вами, иначе это существенно сократит подъем его тона.
ВОСПРОИЗВЕДЕНИЕ: Следите, чтобы вы, как одитор, воспроизводили команду снова, снова и снова, пока не сгладится задержка общения, и ни под каким предлогом не сбивайтесь на другой процесс только из-за собственного нежелания продолжать воспроизводить эту команду.
ПРИМЕНЕНИЕ: На место пробела в команде можно вставить любой предмет, независимо ни от его значения и важности, ни от того, тета это или энтета.
ПРИМЕР: преклир неестествен. Одитор применяет Прямой Провод таким образом: «Вспомните момент, когда вы были неестественны». Преклир выполняет это и рассказывает, что вспомнил, или описывает тот момент. Вы заметите, что в первый раз это может занять довольно долгое время, а затем промежуток времени между вопросом и ответом будет все время меняться, пока задержка общения полностью не сгладится, то есть, может оказаться, что процесс придется продолжать полчаса, час или много часов. Задержка общения считается сглаженной, когда ответы даются с готовностью, без паузы или заминки и без каких-либо комментариев со стороны преклира. Когда преклир говорит, что он вспомнил случай, или описывает случай, который он вспомнил (что желательно), одитор говорит «Хорошо» или «Спасибо», подтверждая тот факт, что он получил сообщение преклира. После этого одитор еще раз задает точный вопрос. Дополнительным показателем сглаживания процесса будет то, что преклир больше не будет неестественным. Но так как преклиры обычно не знают, насколько они неестественны, лучше проводить этот процесс, пока не сгладится задержка общения. Одитору не обязательно каждый раз требовать НОВЫЙ случай. Если преклир хочет, он может вспоминать тот же случай.
(*Цель, с которой мы используем здесь «неестественный», а не «уставший» или «мертвый» - удержать читателя в настоящем времени. Мы хотим, чтобы он получил сведения, а не паралич.)
НАБЛЮДАЕМОЕ ЯВЛЕНИЕ: Задавая этот вопрос Прямого Провода, вы будете наблюдать явление полного трака. Это будет проявляться таким образом. Первые ответы преклира будут, скорее всего, довольно близко к настоящему времени, а затем они пойдут дальше в прошлое, после чего начнут приближаться (в какой-то момент они могут забежать вперед, в будущее) и снова подойдут близко к настоящему времени, после этого они еще раз пойдут обратно в прошлое и затем зайдут в будущее. Другими словами, преклир даст вам случай, когда он был неестественным ПРИМЕРНО ДЕНЬ НАЗАД, затем когда он был неестественным ПРИМЕРНО ГОД НАЗАД, затем случай ИЗ ДЕТСТВА, когда он был неестественным, затем – КОГДА ЕМУ БЫЛО ШЕСТНАДЦАТЬ ЛЕТ и он был неестественным, затем ПРОШЛОГОДНИЙ случай, когда он был неестественным, затем случай ДВА ГОДА НАЗАД, когда он был неестественным, затем случай, когда он был неестественным В ТРИ ГОДА, затем когда он был неестественным В ВОСЕМЬ ЛЕТ, затем когда он был неестественным ВЧЕРА, и так далее. Иначе говоря, преклир носится по траку туда-сюда. Здесь нужно соблюдать такую осторожность: никогда не прекращайте процесс, в то время как преклир вспоминает случаи из далекого прошлого. Останавливайте процесс, когда преклир вспоминает случаи, довольно близкие к настоящему времени. Иначе ваш преклир застрянет на траке.
ЦЕЛЬ ПРОЦЕССА: Целью многих процессов является повысить самоопределенность преклира. Память – это автоматизм , который не находится под управлением преклира. Когда преклир берет под свое управление автоматизмы памяти и забывания, он становится способным на большее самоопределение. А в свете того факта, что все массы, можно сказать, являются памятью, таким образом получается, что Прямой Провод приводит к управлению массами.
ПРЕДВАРИТЕЛЬНЫЕ ТРЕБОВАНИЯ К СЕССИИ: Должны наличествовать одитор, преклир, место и время для одитинга.
КОГДА НАЧАЛАСЬ СЕССИЯ: Сессия, фактически, продвигается и процесс идет только тогда, когда преклир осознает тот факт, что одитор присутствует, что ОН присутствует, что есть комната для одитинга и что идет сессия одитинга. Поэтому следует вводить ДВУСТОРОННЕЕ ОБЩЕНИЕ или просить преклира определить местонахождение предметов в комнате, просто ЗАМЕЧАЯ, ЧТО ОНИ ТАМ НАХОДЯТСЯ (более низкий процесс, чем 2СО), до тех пор, пока преклир не будет осознавать окружающую обстановку.
К КАКИМ ПРЕКЛИРАМ ПРИМЕНЯТЬ ПРЯМОЙ ПРОВОД: Прямой Провод можно использовать на любом преклире, который ОСОЗНАЕТ ОКРУЖАЮЩЕЕ, ОДИТОРА, СЕССИЮ ОДИТИНГА и у которого ЕСТЬ РЕАЛЬНОСТЬ ОТНОСИТЕЛЬНО ЦЕЛЕЙ ОДИТИНГА. Об этом сигнализирует то обстоятельство, что преклир находится в довольно хорошем двустороннем общении с одитором. Прямой Провод не следует применять к преклирам, находящимся в неважном двустороннем общении.
КАКИЕ ПРЕДМЕТЫ ОБСУЖДЕНИЯ МОГУТ ИСПОЛЬЗОВАТЬСЯ В ПРЯМОМ ПРОВОДЕ: Прямой Провод можно проводить по ЛЮБОМУ ПРЕДМЕТУ ИЛИ СОСТОЯНИЮ. Вы обнаружите, что процессы Прямого Провода являются, ВОЗМОЖНО, НАИЛУЧШИМ РЕШЕНИЕМ ДЛЯ ЧЕРНЫХ КЕЙСОВ . На самом деле разрешение черных кейсов в сжатом виде содержится в команде одитинга: «Вспомните случай, когда вы смотрели на черноту». Можно задействовать всю шкалу от ПРЯТАТЬСЯ до БЕЗМЯТЕЖНОСТЬ и добиться значительного изменения тона преклира. Ключ к экстериоризации заложен в команде: «Вспомните случай, когда вы находились в или были связаны с телом». На описанной выше основе Прямого Провода можно успешно использовать любые особенности, физические недостатки, а также различного рода состояния.
Я дал вам этот краткий рандаун Современного Прямого Провода не потому, что это все, что можно сказать по этому вопросу, но потому, что я хотел дать вам как можно быстрее и как можно эффективнее конкретные основы, представленные в Современном Прямом Проводе, так чтобы их можно было применять без необходимости проходить огромное количество материалов. Тем не менее, чтобы применять Прямой Провод, человек должен знать о Прямом Проводе огромное количество вещей. Несмотря на то, что одитор мог бы просто использовать описанные выше принципы и добиться существенных изменений в кейсе по любой теме, но если он не опытен, его будет тормозить фактор воспроизведения. Он будет склонен – конечно, приводя самому себе очень убедительные оправдания – бросить саму команду, прежде чем процесс будет сглажен. У него будет тенденция изменять эту команду на что-то еще. Ему будет свойственно то и дело сбиваться с процесса на какие-нибудь объездные пути, так как по мере прохождения Прямого Провода будет возникать великое множество всяких комментариев, суждений и явлений. Для того, чтобы продолжать давать команду одитинга снова, снова и снова, необходима очень суровая самодисциплина. Практически мы можем утверждать, что если одитору самому не проводилось огромное количество воспроизведения, то такой одитор обнаружит в себе серьезное сопротивление тому, чтобы долгое время повторять эту команду одитинга своему преклиру. Мы не хотим, однако, сказать, что одитор, находясь сам в ужасном состоянии и зная этот факт, не может стиснуть зубы, собраться и поддержать двустороннее общение с преклиром, а затем продолжить задавать этот вопрос одитинга снова, и снова, и снова, и снова, пока кейс преклира не разрешится. Это не только возможно, но очень часто так и делается. И на самом деле мы испытываем огромное уважение к одиторам, которые, сами находясь в довольно неважном состоянии, тем не менее идут и добиваются потрясающих успехов в кейсах. Конечно, мы испытываем больше энтузиазма по поводу одиторов в хорошей форме, но мы не можем не восхищаться упорством некоторых одиторов, с которым они продираются сквозь процесс выше уровня их собственного кейса.
Теперь, то, что у нас появился современный Прямой Провод, удивительно точный в применении и очень предсказуемый по результатам, не должно служить поводом к тому, чтобы отбросить прочь все остальные процессы. Шесть Основных Шагов, как они делаются сегодня , конечно, обладают огромной ценностью, и их нельзя отбросить просто потому, что у нас теперь есть более эффективный, более точный и простой Прямой Провод. При назначении Прямого Провода следует соблюдать одну особенную предосторожность: дело в том, что ОЧЕНЬ ЧАСТО ПРЕКЛИР ДАСТ РЕАКЦИЮ БЕЗ ЗАДЕРЖКИ ОБЩЕНИЯ НА ПРОЦЕСС, КОТОРЫЙ ВЫШЕ ЕГО УРОВНЯ. Ему не станет лучше на этом процессе, он не получит успеха на этом процессе, но также он не даст и задержки общения на этом процессе. Процесс будет выполняться в определенной степени каким-нибудь контуром. Он будет выполняться без какой-либо реальности и без вовлечения преклира вообще. Вам придется зайти достаточно далеко, чтобы у преклира развилась задержка общения. Если вы проводите Прямой Провод какому-нибудь преклиру и просто получаете его ответы каждые две-три секунды и продолжаете получать их довольно долго, через какое-то время вы обнаружите, что процесс не дал преклиру никаких улучшений. Причина, по которой преклир не получил улучшений от процесса, в том, что данный процесс выше уровня преклира и у преклира нет реальности по поводу его воспоминаний и его ответов. Мудрым решением в этом случае будет начать где-то ниже Двустороннего Общения и заставить преклира замечать предметы в комнате. Не подходить к ним и не выполнять 8-У, которое выше Прямого Провода. По шкале тонов, а просто смотреть вокруг и обнаруживать, что вон там в комнате стул, там – стол, и так далее. Если делать это некоторое время, преклир получит ориентацию и, как было обнаружено, вступит в двустороннее общение с одитором. За этим сразу должно последовать двустороннее общение об обыденной жизни преклира, а затем – Ш2-20 ПРОБЛЕМЫ И РЕШЕНИЯ , который нужно провести преклиру до сглаживания, потому что преклир, у которого недостаток проблем и который не способен приходить к решениям, скорее всего не расстанется ни со одной проблемой своего кейса и скорее всего не придет ни к какому решению. Итак, мы поняли, что это на самом деле на три ступеньки ниже Прямого Провода. Дело в том, что преклир, которому нужно очень долго проводить «Проблемы и решения», склонен, как ни странно, не иметь задержки общения на Прямом Проводе и соответственно не получать от него улучшений. В этом случае реальность преклира по поводу вопроса или ответа очень низкая и он просто повинуется одитору. Одитор в большей или меньшей мере работает со всей системой механизмов преклира – такие чудеса мы наблюдали в некоторых сессиях одитинга. Но хотя одитор одитирует механизмы преклира, ни одитор, ни преклир этого не осознают. Одитор не осознает этого потому, что ему лучше это не осознавать, а преклир – потому, что он вообще не так уж много осознает. Как автомобилю, в общем-то, без разницы, кто сидит за рулем, так и некоторые низкотонные преклиры мало беспокоятся о том, кто одитирует их контуры. Разновидностью Современного Прямого Провода, несколько более ранней, но все же довольно эффективной, является «Назовите мне что-то, что вы не против вспоминать» и «Назовите мне что-то, что вы не против забыть». Эти две команды проводятся не поочередно, а независимо друг от друга, и каждая сглаживается. Это очень, очень эффективные команды. Примечательно, что «Назовите мне что-то, что вы не против забыть» так сильно задевает людей с нарушениями, что за этим вопросом может последовать многочасовая задержка общения. Такие люди боятся забыть что-то. Это очень эффективный одитинг, и он не отставлен в сторону. Его можно использовать немного ниже по шкале, чем Современный Прямой Провод, но он медленнее.
Одитор должен очень сурово испытать Прямой Провод в рекомендованной форме, описанной выше, прежде чем прийти к решительному заключению на его счет. Он должен заметить, что проведение Прямого Провода на очень низкотонном преклире не вызывает задержки общения, но не дает и улучшений преклиру. Это – первое, что он должен об этом знать. Затем ему следует уяснить, что, проведенный в надлежащий момент преклиру в хорошем состоянии и двустороннем общении, этот процесс дает замечательные, неизменные результаты, которые остаются очень долгое время. Это не шуточный процесс. Он из тех процессов, на которых надо пахать, но если уж он однажды вытащил преклира вверх по шкале, то он оставит его там. Долговременная стабильность преклира после сессии одитинга очень желательна. А результаты, полученные мгновенно с помощью ловкого приема, иногда не остаются надолго. Одитор должен также знать, что он сам способен повторять одну и ту же команду снова, и снова, и снова, и снова, не изменяя ее и не впадая от нее в скуку до такой степени, чтобы самому выйти из сессии. Помните, что если одитор покидает сессию одитинга (даже если он все еще находится там и подает команды), иногда случается так, что совершается очень мало одитинга, поскольку в сессии одитинга необходимо должны присутствовать одитор, преклир и проведение одитинга. Вы будете изумлены, узнав, что этот процесс особенно хорош для черных кейсов и что он освобождает черный кейс от черноты. И, сверх того, кроме черного кейса и выше его по уровню, этот процесс можно специально применять при отсутствии экстериоризации, и он вызовет экстериоризацию, если использовать «Вспомните случай, когда вы находились в или были связаны с телом» в течение достаточно долгого периода времени. Существует огромный объем знаний о Прямом Проводе. Существует огромное количество явлений, возникающих на Прямом Проводе, и есть много других сведений, которые следует о нем изучить. Тем не менее, если одитор займется их изучением, пусть он вначале внимательно изучит, что имеется в виду под Современным Прямым Проводом, а это со всей точностью изложено выше.

Глава вторая.
ИСТОРИЯ ПРЯМОГО ПРОВОДА
Старый дианетический одитор без труда вспомнит ранние времена Прямого Провода. Когда-то давным-давно Прямой Провод был одним из наиболее замысловатых, каверзных и требующих интуиции среди всех известных процессов. Были одиторы, которые выполняли его с потрясающим мастерством, но это были одиночки. Было также много, много одиторов, которые так и не смогли заставить Прямой Провод работать. Прямой Провод старого дианетического типа, если его выполнял опытный одитор, приносил настолько восхитительные результаты, что одиторы затем специализировались на нем, но из-за частых неудач их специализацию часто приходилось сочетать с неустанными поисками каких-нибудь других процессов, которые работали бы с большей точностью. Рождение Прямого Провода последовало сразу же после выхода в свет 9 мая 1950 года «Книги Первой», «Дианетика: современная наука душевного здоровья». Я разработал Прямой Провод немного позже того времени, когда его еще можно было включить в текст этой книги, но – в Элизабет, штат Нью Джерси, Абердин Роуд, 42 – я обучил первый десяток студентов этому процессу и на самом деле сделал их настолько искусными в использовании Прямого Провода, что они с замечательной ловкостью могли разбираться с проблемами настоящего времени у своих преклиров. Вот пример первоначальной формы Прямого Провода: у преклира наблюдается физический недостаток на нервной почве: быстрое моргание одного глаза. Одитор спрашивает его: « У кого был такой физический недостаток?», причем спрашивает его с достаточной готовностью к общению и обсуждению, так что преклир через какое-то время действительно НАХОДИТ СЛУЧАЙ, КОГДА ОН ВИДЕЛ ЭТОТ ФИЗИЧЕСКИЙ НЕДОСТАТОК У ДРУГОГО ЧЕЛОВЕКА. Ну, сегодня, с нашим пониманием процессинга Присвоения , как изложено в материалах Конгресса Саентологов Востока с третьего по шестое июня <1955 г.> в отеле Шохэм в Вашингтоне, О. К., это считается большим искусством, потому что, если физический недостаток существует долгое время, он, естественно, должен был быть переадресован. Но также следует понимать, что преклир сам мог быть создателем этого состояния. Если сам преклир в какой-то момент в прошлом создал моргание глаза, то вспоминание этого явления у кого-то еще только усилит моргание глаза и, таким образом, Прямой Провод не даст результата. И если это условие существует, скажем грубо, в 50% кейсов, к которым применялся прямой провод, мы, учитывая еще фактор участия в этом присвоения, безусловно будем иметь неправильное понимание процесса и огромное количество ошибок. В свете того факта, что такая вещь существует, только если она ошибочно присвоена – если человек сам создал это и говорит, что кто-то другой его создал, или если человек говорит, что он создал то, что на самом деле создал кто-то другой – мы получаем устойчивое существование пространства или массы. Если человек сам создал состояние и говорит, что он это создал, происходит разрушение данного состояния. Если кто-то еще, какой-то конкретный человек, создал это состояние, и преклир говорит, что тот человек создал это состояние, мы опять получаем разрушение. И только если мы неверно адресовали или неверно назвали это создание состояния, мы получаем устойчивое существование. Отсюда мы видим, что первоначальный Прямой Провод в большой мере основывался на правильном назывании владельца, и поэтому вспоминания правильного владельца путем вспоминания наблюдения данного состояния у кого-то еще могло быть достаточно для исправления данного состояния. Повторяем, тот Прямой Провод не сработал бы на состоянии, которое человек создал сам, поскольку команда одитинга была: «Вспомните случай, когда вы видели это у кого-то другого». Сюда пришлось бы добавить: «Вспомните случай, когда вы решили, что это хорошо». И если бы мы применили эти две команды к любому состоянию, и если бы мы еще знали о задержке общения и воспроизведении вопроса, тогда Прямой Провод был бы очень успешным. По сути дела он и был довольно успешным и довольно замечательным, но имел описанные выше ограничения. Еще одна особенность самого раннего Прямого Провода заключалась в том, что он не охватывал кейсы, которые не могли вспоминать. Для работы с этим типом кейсов мы придумали версию, в которой просто просили преклира вспомнить что-нибудь, что угодно, и заставляли его вспоминать что-то до тех пор, пока его уверенность в своей собственной памяти не возрастала до такого уровня, где он мог вспоминать, и уже мог получить пользу от Прямого Провода тех времен. Примером этой версии было спросить кого-то, может ли он вспомнить что-нибудь, что произошло сегодня, или что-нибудь, что он ел на завтрак, и продолжать спрашивать его о различных вещах, пока он не обретет твердую реальность по тому или иному риколу. Но как процесс она тоже была достаточно ограничена, и в целях дальнейшего улучшения человеческой памяти мы выпустили то, что теперь известно как «Послепоследний список из Самоанализа», то есть: «Вспомните что-то реальное», «Вспомните случай, когда вы были с кем-то в общении», «Вспомните случай, когда кто-то был в общении с вами», «Вспомните случай, когда вы чувствовали к кому-то какое-нибудь аффинити», «Вспомните случай, когда кто-то чувствовал некоторое аффинити к вам». Эти процессы мы нашли в ходе исследования треугольника АРО, который мы представили публике в июле 1950 и который лучше всего описан в книге «Заметки к лекциям», вышедшей в ноябре 1950, и существенно развит в «Науке выживания», написанной весной 1951 года и вышедшей из печати тем же летом. Приведенный выше список был опубликован в «Самоанализе», который был написан в сентябре 1951 года. За этим «Послепоследним списком из Самоанализа» последовал Активизирующий Прямой Провод, в котором предполагалось активизировать все хорошие моменты в прошлом преклира, заставляя его вспоминать их. Однако, здесь мы немедленно столкнулись со следующей особенностью: при использовании Активизирующего Прямого Провода преклир вначале вспоминал так много моментов, которые были хорошими, но затем он проваливался в моменты, которые были совершенно ужасными. Это явление, между прочим, наблюдалось и гораздо раньше, оно встречалось при проведении «Приятных моментов», процесса, разработанного Паркером Морганом в Элизабет в 1950 году. После Активизирующего Прямого Провода вся область Прямого Провода более или менее пользовалась дурной славой и постепенно пришла в упадок. Все силы были сосредоточены на подлинных инцидентах полного трака, и невероятное количество явлений было открыто в ходе моей работы в Вичите. Только «Послепоследний список из Самоанализа» продолжал использоваться вплоть до момента, когда на одном из семинаров лета 1954 года мы разработали «Что-то, что вы не против вспоминать», «Что-то, что вы не против забыть». Немедленно с Прямого Провода были сметены многочисленные ограничения, и Прямой Провод стал гораздо более важным процессом, потому что он приносил гораздо лучшие результаты. Здесь впервые мы пришли к мысли, что забывание – это тоже свойство человека. Иначе говоря, это умение. Человек забывает что-то, чтобы быть в состоянии иметь что-то. И, обнаружив, что это умение и что оно на полной автоматике, мы, конечно, нашли причину, по которой люди бывают неспособны вспоминать. Они так опасаются забывать! Весной 1955 года в десятой семинарской группе мы обнаружили, что «что-то, что вы не против ЗАБЫТЬ» гораздо, гораздо важнее, чем «что-то, что вы не против вспоминать», и провели ряд опытов, которые продемонстрировали значительный подъем в тоне в результате применения только одной команды: «Что-то, что вы не против забыть». Однако, в силу того, что было обнаружено и замечено множество более интересных вещей, мы не уделили этим данным подлинного внимания, которого они заслуживали, и фактически к настоящему моменту этот процесс не настолько тщательно испытан, насколько это могло бы быть. Вполне может оказаться, что за этим процессом последует множество других процессов, которые будут давать продолжительный и стабильный результат. С первой семинарской группой < 5 октября – 16 ноября 1953 года >, обучавшейся в Камдене, штат Нью Джерси, мы создали имевшую большое значение классификацию «автоматизмов» и «разбросов», которая впервые была представлена в Филадельфийских лекциях 1952 года. Исследование этих двух вещей продемонстрировало, что ВЕЛИЧАЙШИМ АВТОМАТИЗМОМ, В КОТОРЫЙ БЫЛ ВОВЛЕЧЕН КАЖДЫЙ ЧЕЛОВЕК, ОКАЗАЛИСЬ ВСПОМИНАНИЕ И ЗАБЫВАНИЕ. Так что упражнения по вспоминанию и забыванию были, конечно, очень, очень важными. Нужно понимать также, что никаким количеством пройденных инграмм или процессов настоящего времени не урегулировать эту сугубо специфическую вещь: автоматическое вспоминание и автоматическое забывание. А учитывая ту роль, которую играют вспоминание и забывание в повседневной жизни, мы не можем считать процессинг человека вполне законченным, если мы не будем учитывать его память. Следовательно, какие бы другие процессы ни проводились индивидууму, следует предпринять что-то и для того, чтобы поставить этот фактор автоматической памяти под его контроль. В последние месяцы мы все более склонны думать, что, чтобы восстановить память, нет необходимости слишком уж разнообразить темы воспоминаний. Чтобы убрать автоматизм, достаточно простого акта вспоминания. Иначе говоря, не существует своего автоматизма для каждого предмета, который вы могли бы вспомнить, но есть просто автоматизм в предмете памяти. И так же с забыванием. Можно было бы предположить, что для каждого из известных предметов и тем есть свой автоматизм забывания, но за всем этим стоит только один автоматизм, который есть просто автоматизм забывания. И если вы, стабилизировав преклира в настоящем времени и проведя с ним всякие другие процессы, тем не менее ни грамма не позаботитесь об упражнении его памяти, то возможно, к его несчастью, вы так и не затронете область рикола оставите его с этим автоматизмом. А автоматизм вспоминания и автоматизм забывания могут, конечно, снова столкнуть его вниз. Так что нам следует сказать, что каждый преклир, который становится стабильным, должен проделать упражнения по вспоминанию и забыванию.
Истинная история Прямого Провода, конечно, очень древняя, намного старше, чем Дианетика. Мы не изобретали Прямой Провод. Мы открыли и исследовали огромное количество связанных с памятью механик , на которые до этого времени никто не обращал внимания. Но мы обнаружили, что Прямой Провод или упражнения с памятью в действительности очень старые и находятся в употреблении как минимум шестьдесят пять лет. В самом начале существования Дианетики проводилось множество изысканий и экспериментов в области Прямого Провода. Одним из них был Повторяющийся Прямой Провод. Человека просто просили что-нибудь вспомнить снова, и снова, и снова. Это естественным образом следовало из прохождения инграммы. Проходя через инграмму еще, и еще, и еще раз, вы неизбежно стираете ее, поэтому это попробовали делать с Прямым Проводом, и обнаружили, что это довольно эффективно, но не является решением вопроса. Старый дианетический одитор, наверное, может с нежностью вспомнить ранний Прямой Провод и, может быть, огромное количество успехов в результате его применения. И только если отдавать дань ностальгии по прошлому, ему следует узнать, что с ПРОЦЕССИНГОМ ПРИСВОЕНИЯ, как он описан в материалах Конгресса Саентологов Востока, используя вопросы: «Можете ли вы вспомнить случай, когда у кого-то еще было это состояние?», «Можете ли вы вспомнить случай, когда вы решили иметь это состояние?», он мог бы сделать стародавний Прямой Провод абсолютно действенным на всех тех кейсах, которые уже находятся в довольно хорошем состоянии по части памяти. Чтобы получить результат, ему нужно было бы задавать ОБА эти вопроса на КАЖДОМ кейсе, и задавать ОБА эти вопроса МНОГО, МНОГО РАЗ, пока у человека не сгладится задержка общения. Это будет довольно грубая форма Прямого Провода, но это, по крайней мере, завершит цикл действия, начатый в давние времена.
Прямой Провод – это одна из наиболее согласованных вещей в Дианетике и Саентологии. Может быть множество людей, ставящих под вопрос целесообразность прохождения инграмм, прохождения вторичных, сканирования локов или каких-либо еще действий, но никто никогда всерьез не сомневался в действенности Прямого Провода, когда он работал. Он является, и был принят общественностью, как близкий синоним Дианетики и Саентологии.

Глава третья.
ТЕОРИЯ ПРЯМОГО ПРОВОДА.
Начиная с самого первого Тетана память играет важнейшую роль в существовании. Создание времени и создание памяти были одновременными инцидентами. Возьмем отдельную частицу. Мы обнаружим, что с одной-единственной частицей не может быть никакого времени, поскольку пространство, занятое этой отдельной частицей, не позволяет определить ее местоположение. Если, конечно, нет восьми частиц, разграничивающих само пространство, но тогда у нас было бы девять частиц, и иметь время было бы очень просто. Но с одной частицей мы не можем иметь время. Нам необходимы две частицы, чтобы иметь время. И нам необходимы две частицы, чтобы иметь память. Нам необходимы две частицы, чтобы иметь память, потому что нам нужна референтная точка, чтобы установить, где относительно нее будет находиться движущаяся частица, если сама эта точка останется неподвижной. Иначе говоря, возьмем неподвижную частицу, а затем возьмем другую частицу, которая будет двигаться по отношению к той неподвижной частице. Тогда мы сможем сказать, что она передвинулась, вспоминая, что она была там, где она была первоначально. А также последовательно вспоминая, через какие местоположения она проходила, пока не заняла своего теперешнего положения. И в тот момент, когда она двинется дальше, у нас опять будет ситуация вспоминания того, что было только что ее «теперешним» положением, и наблюдением того, что сейчас является ее теперешним положением. ОТСЮДА АВТОМАТИЧЕСКИ ВЫТЕКАЕТ, ЧТО ПАМЯТЬ ЕСТЬ ОТСЛЕЖИВАНИЕ ПОЛОЖЕНИЙ. Однако, что касается ПОСТУЛАТОВ или СУЖДЕНИЙ, то вначале у нас должно быть суждение, что пространство, частицы во времени могут существовать и, следовательно, ЧТО ВСПОМИНАНИЕ ВОЗМОЖНО. Последнее более важно, чем механические факты времени. Потому что, если человек постоянно создает суждение, что он не может вспоминать, он тем самым создает суждение, что он не может прошлых положений существующих ранее частиц, и любому продвинутому студенту, знающему о СОВЕРШЕННОМ ВОСПРОИЗВЕДЕНИИ – или, если угодно, это можно прочесть в «Создании способностей человека», - будет ясно, что отсюда один шаг до неспособности человека вызвать разрушение частицы. Другими словами, если человек не способен вспомнить, откуда первоначально произошла данная частица, он не сможет установить ее изначальное местоположение. А будучи неспособным установить ее изначальное местоположение, он не сможет добиться ее точного воспроизведения, то есть ее совершенного воспроизведения, и таким образом получит устойчивое существование данной частицы. Как только он забыл ее первоначальное положение, которое является механическим аспектом всего этого, он больше не способен заставить ее исчезнуть. В процессинге мы очень часто сталкиваемся с людьми, имеющими «тяжелые факсимиле» . Иначе говоря, эти факсимиле настолько тяжелы и настолько массивны, что он едва ворочает ими. Это просто постулат, что все эти вещи тяжелы, что энергия тяжела, но с этим соседствует суждение, что с ними нельзя ничего сделать. Их нельзя заставить разрушиться – следовательно, нельзя заставить их воздействовать на человека с меньшей силой. Далее, наблюдая, что вещи имеют тенденцию становиться тем устойчивее и тем тверже, чем меньше человек может вспомнить, откуда они происходят (хотя вы понимаете, что это не абсолютная истина), мы можем заключить, что ВСЕ ПРЕДМЕТЫ ЯВЛЯЮТСЯ ПАМЯТЬЮ. Или, точнее, что ВСЕ ПРЕДМЕТЫ ЯВЛЯЮТСЯ ОШИБОЧНОЙ ПАМЯТЬЮ. Если там что-то существует, все, что вы можете из этого заключить, - что все уже забыли, когда и где оно было создано. И поскольку забыто, когда и где оно создано, оно теперь продолжает существовать. Таким образом, можно сказать, что предметы зависят, или устойчивые пространства в вопросе продолжительности или устойчивости своего существования полностью зависят от забывания. Что и есть, так сказать, ошибка памяти. Далее, поскольку память приложима к постулатам и суждениям, также как к пространствам и массам, становится очевидным, что состояния, хорошие или плохие, имеют тенденцию продолжать существовать, пока они помнятся ошибочно. Вот если бы вы знали точно, где было созданы все части вашей машины и сколько движений назад они были созданы, и кто их создал (что наиболее важно), и кто собрал их в автомобиль – у вас бы больше не было машины. Она бы просто пропала. Иначе говоря, совершенная память вызвала бы исчезновение всех предметов и пространств. Ну, по крайней мере, такова теория, и теория эта родилась из того факта, что необходимо только вспомнить, кто создал нечто, чтобы заставить это нечто понизить свою концентрацию или, в случае небольших масс энергии, таких как инграмма, исчезнуть.
Поскольку идея делать из чего-то ничто сильно захватывает Тетанов (это их изначальная одержимость), память, точная и безотказная память становится для Тетана идеей фикс. Он знает, что, что когда он перестанет помнить точное происхождение всех этих вещей, которые его окружают, он больше не сможет заставлять их исчезать. Поэтому когда память подводит его, Тетан приходит в неистовство. Сейчас мы не будем особенно углубляться в это, но мимоходом я коснусь этого. ВСЕМУ НА СВЕТЕ НРАВИТСЯ БЫТЬ ВОСПРОИЗВЕДЕННЫМ. ТЕТАН НЕ ИМЕЕТ МАССЫ, НЕ ИМЕЕТ ПРОСТРАНСТВА, НЕ ИМЕЕТ ДЛИНЫ ВОЛНЫ, НЕ ИМЕЕТ ВРЕМЕНИ. Следовательно, чтобы получить совершенное воспроизведение чего-либо, он думает, что лучший для него выбор – смотреть на что-то, не имеющее массы, не имеющее пространства, не имеющее длины волны и не имеющее времени. Разумеется, это невозможно. Но здесь речь идет о воспроизведении самого Тетана, и на самом деле это самое удобное настроение для Тетана – не иметь в своем окружении ни устойчивости, ни неустойчивости никакого сорта. Таким образом, когда Тетан начинает видеть все больше и больше пространств (а сам он не является пространством), все больше и больше масс (а он – не масса), все больше и больше волновых колебаний (а он не является волновым колебанием), он приходит к выводу, что ничто не воспроизводит его, то есть ничто не посмотрит на его «ничтотность» и не превратится в ничто. Иначе говоря, он теряет управление вещами. Получается так, что Тетан знает, что если бы он мог помнить точное место, где что-то было создано, точное время, точные условия и точного человека, который это сделал, тогда он добился бы исчезновения. Это не то чтобы здоровое настроение для Тетана – навязчивая идея превращать в ничто различные вещи. Мы видим вокруг людей, которые, сами имея значительный груз, неспособны превращать вещи в ничто, но кто постоянно пытается так или иначе сделать это. Например, им скажешь шутку, а они говорят, что это ерунда и что они уже слышали ее прежде. Вы покупаете новую шляпу, а они говорят, что они всегда предпочитали такие. Вы придумываете новое па в танце, а они уверяют, что это было придумано до вас. Они пытаются на скрытом уровне превратить что-то в ничто. Эти люди уже знают, что они не могут превращать в ничто массы и пространства. Они уже одержимы идеей, что массы и пространства им опасны и, следовательно, им нужно превратить их в ничто. И в то же самое время эти люди преследуют проблемы с памятью, и они могут развить фантастическую задержку общения на вопрос одитинга: «Назовите мне что-то, что вы не против забыть». Это не означает, что любой, кто хочет улучшить свою память, одержим стремлением превращать все в ничто. Но это демонстрирует, как мы получаем эти навязчивые стремления в отношении памяти. На самом деле вы можете помнить одну – одну сотую от того, что вы способны помнить, и все же пребывать в добром здравии. Я безусловно знаю множество мест, где вас примут на работу, если вы сможете вспомнить хотя бы одну тысячную от того, что вы способны помнить в настоящий момент. Одно из них – налоговая инспекция. Память, как ни странно, очень мало связана с интеллектом. Интеллект – это способность ставить и разрешать проблемы, связанные с выживанием. Без какой-либо памяти вообще у человека не было бы трака времени, но абсолютно безукоризненная память не обязательно означает совершенный интеллект. Если бы чья-нибудь память была действительно совершенной, у него бы не было ни предметов, ни пространств для того, чтобы ставить или разрешать проблемы. Так что, следовательно, определенное количество ошибочной памяти (или забывания) необходимо, чтобы иметь факторы, с которыми можно играть в игру.
Когда память вступает как фактор в постановку и разрешение проблем, мы получаем явление трака времени. Человек воспринимает через «опыт» ИДЕНТИЧНОСТИ, ПОДОБИЯ И РАЗЛИЧИЯ МЕЖДУ ФАКТОРАМИ НАСТОЯЩЕГО ВРЕМЕНИ И ФАКТОРАМИ ПРОШЛОГО. И ЗДЕСЬ У НАС СКРЫТ КЛЮЧ К АБЕРРАЦИИ. Теоретически не может быть аберрированным тот, кто не проживал трака времени, потому что у него не было бы никакой необходимости связывать какие-либо пространства или предметы настоящего с какими-либо пространствами или предметами прошлого. Естественно, что никакие пространства или предметы настоящего никогда не будут идентичны пространствам или предметам прошлого. Но человек, с его ошибочной памятью, неизбежно попадает в положение, когда он действительно воспринимает ситуацию настоящего времени идентичной какой-то прошлой ситуации. Когда он усваивает это автоматически и с большой легкостью, дорога к аберрациям для него открыта.
Не следует заходить слишком далеко и говорить, что для того, чтобы прожить жизнь, не обязательно иметь никакой опыт. Но следует зайти так далеко, чтобы сказать, что всецело полагаться в жизни на опыт, на слухи или на наблюдения из вторых рук – привело бы человека в очень угрожающее состояние ума. Следовательно, ошибочная память может быть такого сорта: человек видит перед собой определенное количество факторов. Он «помнит» ошибочной памятью некоторые факторы, которые встречались ему раньше, таким образом, чтобы сделать вывод, что те прежние факторы теперь идентичны факторам, на которые он смотрит. Когда у него это получается, у него, по сути, не оказывается времени. Другими словами, ИДЕНТИЧНОСТЬ не оставляет ему ПРОШЛОГО. Он говорит: «Факторы, на которые я смотрю прямо сейчас, ЯВЛЯЮТСЯ теми же факторами, которые противостояли мне пять лет назад». Но он не делает такого отчетливого вывода. Он заключает это на основе ошибочной памяти. Он «чувствует», что наличествующие факторы имеют такое значение благодаря ничему иному, как только самим себе, хотя на самом деле это благодаря сочетанию прошлых факторов. Это практически все, что вообще касается аберрации. Аберрация – это «ОСТУТСТВИЕ ВРЕМЕНИ». Она не предполагает, что существует какое-то более раннее положение для какой-либо частицы.
Таким образом, у нас есть такой любопытный факт, что совершенная память, доведенная до крайности и абсолюта, который никогда не существовал, вызвала бы ситуацию, когда НЕТ ВСЕЛЕННОЙ, НЕТ ФОРМ, НЕТ МАСС, НЕТ ПРОСТРАНСТВА. И что абсолютно несовершенная память, которая также никогда не существовала, вызвала бы КРУШЕНИЕ всего времени и перенесла бы все факторы в настоящее. Ну, а между этими двумя крайностями лежит игра под названием ДУШЕВНОЕ ЗДОРОВЬЕ. И вот в усилии достичь этой игры под названием «душевное здоровье» одитор упражняет память преклира. Он должен упражнять память таким образом, чтобы вскрыть огромное количество подобий, которые преклир пронимал за идентичности.
Здесь возникает предмет вейлансов. Под вейлансом мы подразумеваем личность. Теоретически человек может иметь свой собственный вейланс. Но как правило этот термин используют для обозначения принятия личности другого человека. Преклир «в вейлансе своего отца» действует, как будто он свой собственный отец. Слово «вейланс» означает по-латыни «сила» (valentia). В Дианетике и Саентологии мы используем его для обозначения личности, но это не отменяет значения «сила». Человек по своей воле принимает вейлансы командной природы или подчиняющиеся, чтобы удовлетворять различным ситуациям. Один человек может повседневно использовать несколько вейлансов. Он берет вейланс своего отца при обращении с женщинами, а при обращении со студентами – вейланс бульдога. Чтобы напиться, он принимает вейланс лошади. В вейлансе может быть, а может и не быть смысла сверх того факта, что в ситуации, относящейся к данному вопросу, это был сильный вейланс. Многие психотики находятся в вейлансе ножки кровати. Другие – в вейлансе Господа Бога. Но это полностью застрявшие вейлансы, любой душевно здоровый человек использует в своей обычной жизни широкий диапазон вейлансов. Сказать, чтобы кто-то был способен принимать два или три вейланса, было бы сильным преуменьшением. Человек принимает множество вейлансов.
Далее, в нашем расширенном толковании данного слова для того, чтобы решать задачи существования, человеку не обязательно где-то брать эти вейлансы, или эти личности, эти «силы» или «слабости». Тетан прекрасно может макетировать бытийность или вейланс, подходящие к конкретной ситуации и просто состоящие из элементов этой ситуации. Эсли он делает это легко – его интеллект высок. У него хорошее воображение. Можно сказать, «у него хорошая вейлансийность». Только когда у него в прошлом есть необыкновенно успешный вейланс, имевший потрясающие командные свойства или потрясающие свойства покорности, и когда затем он забывает это и считает, что это все существует в настоящем, только тогда он принимает что-то типа фиксированного вейланса. Тогда он, можно сказать, является «сам собой». Это «сам собой» или «сама собой» - просто вейланс, умеренно командный, умеренно подчиняющийся, который «выдуман» или «извлечен из прошлого опыта».
Автоматизмы памяти зависят от этой ситуации с вейлансами. Под автоматизмом мы понимаем то, что выходит за пределы управления человека. В самом жестком определении это, похоже, будет обозначать, что любая вещь является автоматизмом, кроме тех, на которые человек непосредственно обращает внимание. И это недалеко от истины. Это не плохо – делать какие-то вещи автоматически, плохо только ставить на автоматизм то, что наносит вред счастью и жизни человека. Чем больше автоматизмов существует вокруг человека, тем меньше жизни, получается, проживает этот человек. Это очень интересно наблюдать – отклоняясь немного в сторону – в офисе какой-нибудь компании, решительно настроенной модернизироваться с помощью новейших машин и оборудования. Теоретически введение всех этих автоматов приведет к снижению количества человек в персонале и увеличению объема производимой работы. Но есть определенная переломная точка, сверх которой введение автоматики приносит ущерб самому делу и в действительности сокращает количество исходящего общения. Фактически в подавляющем большинстве чрезмерно автоматизированных деловых офисов наибольший объем работы выполняется ремонтником, поддерживающим эти машины в работе. Тем не менее, правда и то, что без определенного количества автоматики в офисе можно выполнить очень немного работы. Фактор автоматики наносит ущерб только тогда, когда люди забывают, что что-то было поставлено на автоматику, потому что когда вещь поставлена на автоматику, то есть, когда ее помещают в ситуацию, где предполагается, что она будет работать без всякого наблюдения с чьей-либо стороны и без всякого осведомления кого бы то ни было о своей работе, мы внезапно обнаруживаем область ухудшения дел, но не можем отследить источник. Мы не знаем, где поломка, поскольку мы не знали, что там было и что было поставлено на автоматику.
Память здесь играет очень интересную роль. Чтобы поставить что-либо на автоматику, первым требованием является забыть, что это было поставлено на автоматику. И это то, что мы имеем в виду, говоря о полном автоматизме в строжайшем саентологическом смысле этого слова. Что-то происходит и происходит, а мы не знаем причины этого. Мы не знаем причины, так как мы забыли, что это мы это туда устроили. Или мы забыли, что кто-то еще это туда устроил. Мы даже не знаем, что там что-то ЕСТЬ. Но – что-то происходит в этой области. И хотя это касается многих областей жизни, мы склонны уделять внимание именно психосоматической стороне этих проявлений. Мы забыли или, может быть, никогда не знали, кто поместил в это тело хромую ногу. В этом теле имеет место хромая нога. Мы пытаемся, двигая ее туда-сюда и производя с ней различные манипуляции, исправить эту хромоту и обнаруживаем, что мы добились еще более устойчивого существования этой хромой ноги. Только обнаружив, кому принадлежит решение, или идея, или масса этой хромой ноги, мы получим полное исчезновение хромой ноги. Теперь, если бы мы пошли немного дальше и вспомнили, кто изначально сделал эту ногу, и вспомнили бы полностью, так чтобы это действительно помнить, кто создал все эти частицы, которые собрались вместе так, что получилась нога, и кто сделал все съедобные организмы, питавшие эту ногу, - у нас бы больше не было ноги. Таким образом мы видим, что могли бы довести вспоминание до полной победы.
Однако, автоматизм и память не сводятся целиком и полностью к только одному фактору – психосоматическим заболеваниям. Фактически, человек, который работал бы с памятью только для того, чтобы лечить психосоматические заболевания, сам имел бы очень плохую идентификацию . Жизнь не состоит из психосоматических заболеваний. Собственно говоря, саентологический одитор, который говорит преклирам, что собирается избавить их от их психосоматических заболеваний, уже создает новый автоматизм, если говорить о преклире. Теперь ПРЕКЛИР не намерен приниматься и делать это, теперь ОДИТОР, с помощью какой-то некромантии, собирается это сделать, и скорее всего со стороны одитора мы получим неудачу в излечении этого психосоматического заболевания. Не потому, конечно, что он не может этого делать, из всех профессионалов в мире одитор, пожалуй, скорее всего избавит от психосоматических заболеваний. Но одитор, который говорит, что он намерен лечить психосоматические заболевания и который работает именно в направлении лечения этих вещей, настолько кошмарно себя ограничивает, что ему вряд ли вообще стоит при этом уметь одитировать. Когда преклиры начинают говорить нам, что они хотели бы избавиться от такого-то и такого-то психосоматического заболевания, нам уместнее всего уставиться на них в изумлении, поскольку у этого человека налицо дефицит проблем, а иначе у него не было бы психосоматического заболевания, и если мы уберем это заболевание, он просто возьмет себе другое, до тех пор, пока мы не выправим также ПРОБЛЕМЫ. И еще мы можем заключить из такого заявления преклира, что у этого преклира внимание зафиксировано на чем-то и он нуждается в том, чтобы его внимание расфиксировали. Ну, если его внимание так крепко зафиксировано на психосоматическом заболевании, то возможно, что он фиксировал свое внимание по шкале постепенности на великом множестве других неприятных вещей. И в результате мы имеем проблему, заключающуюся в полностью застрявшем на траке человеке. Он идентифицирует, он «помнит» ошибочной памятью, он, мягко говоря, в интересном состоянии. И даже если бы мы все-таки избавили его от этого психосоматического заболевания, мы, поскольку мы ограничили одитинг этой задачей, наверное не сделали бы его счастливее. Поэтому такому преклиру мы говорим: «Ну, может быть, я избавлю тебя от этой болезни, а может быть, и нет, но я безусловно помогу тебе чувствовать себя счастливее в этом вопросе». Обычно он достаточно удовлетворяется таким ответом.
Самое раннее употребление выражения «Прямой Провод» в качестве названия для упражнений памяти происходит от формулы причины и следствия. В ранних лекциях ДОХ в 1950 году мы описывали это как действие по установке линии общения между настоящим временем и каким-то инцидентом в прошлом, причем линия устанавливалась напрямую, без каких-либо окольных путей. Иначе говоря, было задумано, что одитор устанавливает прямой провод памяти между действительным возникновением состояния и настоящим временем, демонстрируя таким образом, что между этим состоянием тогда и этим состоянием в настоящий момент есть разница в пространстве и времени, и преклир , признав существование этой разницы, затем избавляется от этого состояния или, как минимум, получает способность с ним справляться. По сути это было преодоление автоматизмов – или выявление автоматизмов. У преклира была какая-то инграмма, имевшая над ним командную силу, и было необходимо выявить источник этой ситуации для того, чтобы вновь привести ее под управление преклира. Термин «Прямой Провод» употреблялся для различения между дианетическими упражнениями памяти и теми, которые уже использовались прежде в психотерапии. А необходимость в таком различении была огромнейшая, поскольку существовало много одиторов, допускавших под видом одитинга проводить метод «свободных ассоциаций» и другие непродуктивные техники. Отсюда пошел термин «Прямой Провод», и, похоже, он оказался подходящим, судя по тому, что он был в обороте у одиторов все эти годы. Девиз Прямого Провода можно сформулировать так: ВЫЯВИТЕ ПОДЛИННОЕ ПРОИСХОЖДЕНИЕ ЛЮБОГО СОСТОЯНИЯ – И ВЫ ПОСТАВИТЕ ЭТО СОСТОЯНИЕ ПОД УПРАВЛЕНИЕ ПРЕКЛИРА.

Глава четвертая.
ПРЯМОЙ ПРОВОД И НАСТОЯЩЕЕ ВРЕМЯ
Одно из самых ранних наблюдений относительно Прямого Провода было сделано не на ком ином, как на самом Бурке Белкнэпе (тогда он обучался на ДОХ) в маленькой приемной в доме 42 по Абердин Роуд в Элизабет, штат Нью Джерси. Бурк пришел, жалуясь на головную боль, и я безо всякой подготовки сказал: «Я помогу тебе» и попросил его вспомнить, у кого была головная боль. Он немедленно обнаружил в памяти кого-то другого с головной болью, потом еще кого-то с головной болью, и наконец, кого-то, кто жаловался на головную боль, и тут вдруг у него перестала болеть голова. Ну, это был такой триумф, но у меня не хватило ума закончить прямо в этот момент, я начал проводить его через инцидент, который он вспомнил последним, и в тот же миг его головная боль вернулась.
У нас есть более веский резон рассказывать вам об этом, нежели просто ностальгия по прошлому. Это был первый случай, когда мы наблюдали разницу между Прямым Проводом и прохождением инграмм, состоящую в следующем: проведение Прямого Провода не уничтожает инграмму, а только убирает ее из настоящего времени. Естественно, теоретически у нас время от времени происходили подобные случаи. Но это был очень наглядный пример появления самой этой вещи. Иначе говоря, вы можете вспомнить что-то и почувствовать себя хорошо, но вслед за этим попасть непосредственно в инграмму и снова почувствовать себя совершенно ужасно. И это тут же и сразу же объясняет нам причину того, почему психотерапия до Дианетики была безрезультатна. Вы приводите преклира в настоящее время (конечно, преклир всегда в настоящем времени, но в какой-то момент инграммы тоже находятся там, так что более точно было бы сказать: вы убираете инграммы из настоящего времени), и затем снова приводите инграммы в настоящее время и получаете своего преклира в таком же состоянии, как и прежде. Другими словами, сколько бы раз мы ни приводили эти картинки умственных образов боли и бессознательности в настоящее время и сколько бы ни убирали их из настоящего времени по нашему желанию, столько раз мы имели бы соответствующие изменения в преклире. Теоретически мы могли бы притащить роды в настоящее время и выбросить их отсюда, притащить и выбросить, притащить и выбросить, и наш преклир с такой же быстротой то имел бы, то не имел бы симптомы рождения. Сейчас, когда мы обнаружили, что наша структура, как тело+Тетан, непрерывно испытывает воздействие окружения и что устройство, приводящее инграммы в настоящее время, также подвержено воздействию окружения и других в окружении, мы видим, что просто выбросить инграммы из настоящего времени и держать преклира в настоящем времени было бы явно недостаточным процессингом. Мы, очевидно, делали бы преклира здоровым и затем делали бы его больным в той самой мере, в какой мы убирали бы из настоящего времени и возвращали бы в настоящее время инграмму, вызывающую это нездоровье. А в свете того факта, что инграмма содержит боль и бессознательность, это скорее всего превратилось бы в автоматизм. Так что всякий раз, когда мы играем в салочки с инграммой, мы играем в салочки с неизвестным происхождением. Преклиру не нравится смотреть на вещи, которые внезапно заставляют его чувствовать себя так, как будто у него оторвано полголовы. Поэтому он будет и дальше держать все инграммы для себя за несуществующие и отказываться от управления ими.
Поэтому согласно старым дианетическим стандартам Прямой Провод был просто процессом для латания кейса на скорую руку. Он не приносил преклиру ничего более, чем сиюминутный комфорт. И делал он это, просто выдергивая из настоящего времени инграммы. Инграммы держались в настоящем времени тем, что преклир делал как бы мостики между настоящим временем и инграммой – локи, которые, так сказать, являются сознательными моментами, лежащими на поверхности инграмм. Мы могли бы представить себе, как темная, покоившаяся в ожидании инграмма, происшедшая, или созданная, когда-то давным-давно, включается каким-то сознательным инцидентом, имевшим место немного позже, как к ней устанавливается мостик путем повторения подобий до тех пор, пока преклир, наконец, не поверит в идентичность между моментом возникновения инграммы и настоящим временем. Тогда помощью этого мостика локов наша инграмма становится настоящим временем. Вот, во всех подробностях, прежнее отношение. Каково отношение к этому сейчас? Реально ничего не изменилось. Единственное – что ПРЕКЛИРА МОЖНО ПОДВЕСТИ К УПРАВЛЕНИЮ ТАКОЙ ТЯЖЕЛОЙ МАССОЙ ЭНЕРГИИ, КАК ИНГРАММА, ПО ШКАЛЕ ПОСТЕПЕННОСТИ, НАЧАВ С УПРАВЛЕНИЯ БОЛЕЕ ЛЕГКИМИ МАССАМИ. Здесь, по сути, у нас та самая идея насчет человека, который каждый день будет поднимать теленка, пока теленок не станет быком. Тогда у нас будет человек, способный поднять громадное животное. Ну, я не знаю, пробовал ли когда-нибудь кто-нибудь это сделать, но теоретически это так и было бы. Конечно, гораздо более правдоподобно, что такое постепенное поднятие тяжестей применимо скорее к локам и инграммам, чем к настоящему быку. По современным стандартам посредством Прямого Провода мы заставляем преклира справляться с легкими моментами включения. Снова, и снова, и снова, новые инциденты или те же самые инциденты, пока, наконец, он не будет способен справиться с истинным источником ситуации, и в этот момент состояние, конечно, исчезнет. Самая большая странность здесь – это то, что преклир настолько опасается тяжелых скрытых масс типа инграммы, что когда она автоматически приходит в настоящее время, он не выбрасывает – или не может выбросить – ее отсюда. И это главное, что не так с преклиром. Тяжелая умственная масса из прошлого приходит в настоящее время, а преклир не может выбросить ее из настоящего времени. Если он не может выбросить ее из настоящего времени, она остается в настоящем времени, то есть движется по времени вместе с преклиром. Одна из целей Современного Прямого Провода – заставить преклира перебрасывать инграмму из настоящего времени и в настоящее время по собственной воле. Иными словами, научить его, что ему не обязательно уничтожать все энергетические массы – что он может справляться с этими энергетическими массами и приближать их к себе или убирать от себя по своей воле. Клир, по определению, это тот, кто не имеет рядом с собой в настоящем времени никаких инграмм. В действительной практике клир должен был бы быть стабильным экстериоризированным Тетаном, поскольку само тело состоит из энергетических масс, которые, к несчастью, содержат инграммы. Мы больше не пытаемся избавить настоящее время от всех инграмм. Мы просто стараемся создать СПОСОБНОСТЬ со стороны преклира по собственной воле регулировать энергетические массы в прошлом и в настоящем. И по шкале постепенности избавить его от боязни конфронтировать с картинкой и от навязчивого стремления обязательно ей повиноваться.

Глава пятая.
ПРЯМОЙ ПРОВОД И КАРТИНКИ
С открытием процессов общения возник новый метод работы с картинками. Через несколько минут после первого открытия, что одно лишь общение может справляться с массами, мы обнаружили, что общение может улаживать и сами картинки. Принимая во внимание тот факт, что с самых первых дней Дианетики картинки в большей или меньшей степени были общим элементом нашего исследования, нас очень заинтересовал этот новый потрясающий метод улаживания банка. Когда бы человека типа обычного Гомо Сапиенса марки Первой ни просили что-нибудь вспомнить, он тут же получал картинку. И независимо от того, какое этому давать название или описание, это просто картинка, снятая с прошлого события, причем указанная картинка, находящаяся в настоящем. Этот механизм автоматической подачи до сих пор практически не замечали, хотя от случая к случаю описывали в прошедшие века. Надо было полагать, что это довольно обычная вещь. Тем не менее, до Дианетики никому не пришлось более или менее внимательно изучить эти картинки.
В первую очередь, из чего состояли эти картинки? В мистицизме была очень старая идея, что умственная энергия – это одно, а физическая энергия – это совсем другое. Я полагаю, что это столько раз констатировали просто от безнадежности, а не как факт. Сегодня у нас в руках достаточно данных, чтобы утверждать, что эта умственная энергия, например, содержащаяся в картинке, и энергия земли или поставляющей электричество компании различаются только длиной волны. Доказательством является то, что человек, с помощью восстановления обладания, может увеличить свой вес, если будет только втягивать обладание в себя, или он может уменьшить свой действительный вес, отбрасывая обладание прочь. Конечно, чтобы это делать, преклиру надо быть в довольно хорошей форме и быть способным по своей воле отбрасывать или присваивать обладание, но в любом случае в действительном эксперименте вес менялся на много фунтов. И, поверьте, если бы вы могли взвесить умственную энергию на Толедских весах, вы увидели бы нечто, очень и очень близкое к энергии электрической компании, и не было бы никакой разницы с энергией электрической компании, кроме разве характеристик.
Итак, следовательно, эти картинки умственных образов действительно состоят из энергии. У них есть масса, они существуют в пространстве, и они подчиняются неким очень, очень конкретным моделям поведения, наиболее интересная из которых для нас в данный момент – это факт, что они появляются, когда кто-то о чем-то подумает. Он думает о конкретной собаке – и получает картинку этой собаки. Ну, если человек достаточно запущен, когда он подумает о собаке, он получит картинку здания. Когда он подумает о здании, он получит картинку кактуса. Картинки этого человека не связаны с его собственными мыслями, а появляются абсолютно автоматически. Но – что было у нас в первом случае, как не автоматизм? Человек думает о собаке и получает картинку этой собаки. Если это продолжается достаточно долго, возникает ситуация, когда он думает об одной собаке, а получает картинку другой собаки. А еще немного дальше он просто подумает какую-нибудь мысль и получит картинку без какой бы то ни было связи между мыслью и картинкой. Ну, коль скоро эти картинки – это в определенной степени то же самое, что электрическая компания продает вам по пять центов за киловатт-час, тогда можно предположить, что они оказывают на человеческое тело такое же воздействие, и так оно и есть. Картинки снимаются непрерывно телом, или Тетаном, или механизмами Тетана, или механизмами тела. Вы никогда в жизни не видели такой укомплектованной киностудии, как Тетан+тело, Гомо Сапиенс марки Первой. Что-то снимает картинки, даже когда он в глубоком обмороке или во время хирургической операции.
Не только человек снимает картинки всего и вся – в точности как вы прямо сейчас снимаете картинку этой страницы (если не верите, закройте глаза и снова посмотрите на эту страницу) (ах, вы не знали, что вы все время снимаете картинки?), но также эти картинки затем оказывают ответное воздействие на индивидуума в большей или меньшей степени, смотря потому, какое воздействие оказал на индивидуума сам инцидент. Так, если человек ударил себе молотком по пальцу, он безусловно снял картинку этого. Впоследствии эта картинка попадает в настоящее время, и у него болит палец. Это картинка воздействует на его бытийность так, что воспроизводятся некоторые черты из этой картинки. Один из старейших на траке фокусов насчет послушания – убедить Тетана, что он должен «подчиниться картинке». Фактически, согласно э-метру, в течение многих последних поколений люди учили своих детей «подчиняться картинкам». Иначе говоря, извлекали пользу из этих картинок умственных образов с целью привести ребенка к более высокому уровню послушания.
Конечно, так можно добиваться, а можно и не добиваться более высокого уровня послушания, но так можно получить более высокий уровень совести, и само по себе это является анатомией совести. Последовательность «проступок – мотиватор» как таковая – это только действие и противодействие этих картинок. Человек снимает картинку, а затем картинка оборачивается против него. Поэтому регулирование этих картинок крайне важно, если мы хотим изменить характер индивидуума.
Итак, одна из первых вещей, которую должен быть способен делать индивидуум – управлять с этими картинками. Человек не может справляться с этими картинками? – Он в плохом состоянии.
Возьмем так называемую «черную пятерку» . Этот бедняга так запущен, что он даже не может больше видеть картинки. Он видит перед собой только черноту. Ну, эта чернота может быть чем-то вроде ширмы; там может быть кое-что, но, по крайней мере, она не дает ему видеть картинки, и очень часто он таким образом защищает себя от преследования всех этих картинок, постоянно имея перед собой черную ширму. Тот факт, что картинки проникают ЧЕРЕЗ эту черную ширму и все-таки воздействуют на него тем или иным образом, он оптимистично игнорирует. Однако, запомните, что САМА ЭТА ЧЕРНОТА – ЭТО ВСЕГО ЛИШЬ КАРТИНКА, и поэтому мы не разделяем на разные категории 1) людей, у которых картинки и 2) людей, у которых чернота. У нас есть только одна категория. У нас есть люди, имеющие картинки самых различных вещей, и у нас есть люди, имеющие картинки каких-то конкретных вещей. Это просто вопрос ШКАЛЫ ПОСТЕПЕННОСТИ, как легко человек управляется с картинками, которые попадают в настоящее время. Если он едва справляется с возвращающимися в настоящее время картинками, все больше и больше картинок оседает в настоящем времени и довольно скоро он становится относительно «массивным» кейсом.
Из всего сказанного вы можете понять наш восторг, когда мы нашли новый метод улаживания картинок. С тех пор, так как мы стали более сведущи в урегулировании конкретных проблем, были разработаны дополнительные способы, например, Процессинг Присвоения. Но на настоящий момент нам в установившейся практике не известно лучшего способа урегулирования картинок, чем сочетание Прямого Провода и данных, которые мы собираемся сейчас вам привести.
Прежде, чем мы углубимся в это, вы должны усвоить, что картинки не являются чем-то плохим и что чернота – это не обязательно плохо. Тетан использует картинки для помощи своей памяти. Они не являются необходимыми для его памяти, но он начинает играть с идеей снимать картинки со всего подряд и запоминать посредством картинок как в своего рода игру. Это интересная игра. Это дает ему, на что смотреть. Дает ему определенную массу и делает его счастливым – вплоть до того момента, когда он не наберет картинок большого несчастья; и тогда эти моменты несчастья остаются с ним просто потому – и на самом деле больше ни почему – что у него есть с них картинки. Что касается черноты, то чернота – это обычно защитное покрытие между преклиром и картинками. Нередко преклир имеет механизм, свой собственный или принадлежащий его телу, который зачерняет каждую появляющуюся картинку прежде, чем он на нее посмотрит. Это предохраняет его от ошеломляющего воздействия картинок. Кстати, это другая вещь, чем иметь черноту в постоянной и абсолютной рестимуляции. С чернотой связаны оба эти состояния: создающий черноту механизм и черная картинка в рестимуляции. Существует также просто чернота при взгляде вокруг внутри головы в связи с тем, что наша передовая наука пока еще не провела в череп электрическое освещение. Мы также обнаружили состояние – если говорить о картинках – когда механизмы Тетана снимают картинки и затем пытаются показать их Тетану, в то время как Тетан находится внутри головы. Это очень интересное состояние, потому что упомянутые механизмы не могут добраться до Тетана и вместо него добираются до головы того тела, и если эти механизмы очень мощны, а это обычно так и есть, тело испытывает большие неудобства единственно по той причине, что ему пихают всякие картинки механизмы, ему посторонние.
Таким образом, в связи с картинками существует множество различных состояний. Но эти картинки не все являются чем-то плохим, и сама область картинок – это не область плохого. И прежде чем мы пойдем дальше, мы должны повторить, чтобы вы усвоили: одитору АБСОЛЮТНО не обязательно улаживать картинки таким образом, который мы намереваемся изложить сейчас, для того, чтобы заставить Прямой Провод работать так, как это описано в предыдущих статьях. Однако есть одна безделица, которая здорово справляется с картинками, и называется она: «”ПРИВЕТ” и “АГА” С КАРТИНКАМИ». Эта техника имеет ограничения. Ограничением является тот факт, что одитор может одитировать Прямой Провод на преклирах, находящихся ниже по шкале, чем те, которые могут работать с картинками посредством «Приветов» и «Ага». Иначе говоря, достаточно низкотонному преклиру можно просто проводить Прямой Провод, как это описано выше, а когда он поднимется вверх по шкале и начнет получать картинки, можно применить этот процесс.
Анатомия этого процесса абсолютно проста. Каждый раз, когда преклир что-то вспоминает, одитор спрашивает его: «Вы получили картинку?» Если преклир получил ее, что обычно бывает, одитор говорит ему: «Пошлите ей много-много приветов». Преклир делает это. Затем одитор говорит: «Пусть она пошлет вам много-много “Ага”». Преклир выполняет это. Затем одитор говорит: «Картинка все еще есть?» Если преклир говорит, что да, одитор просто просит преклира завершить цикл двустороннего общения посредством: «Пусть эта картинка пошлет много-много приветов вам», и когда преклир сделает это, одитор говорит: «Пошлите этой картинке много-много “Ага”» и преклир делает это. Одитор опять спрашивает его: «Картинка все еще есть?» Если есть, одитор просто повторяет четыре приведенные выше команды, а именно: заставляет преклира послать множество приветов картинке, заставляет картинку послать множество «Ага» преклиру, затем заставляет картинку послать множество приветов преклиру, а преклира – множество «Ага» картинке. Одитор может заставлять преклира делать это снова и снова, пока картинка не пропадет, поскольку заставить картинку исчезнуть – это одна-единственная цель данного процесса. Будет обнаружено, что в начале процессинга одитору придется заставить преклира выполнить несколько полных циклов общения с картинкой прежде, чем она исчезнет, но чем дальше будет проводиться процессинг и чем более способным будет становиться преклир, тем меньше и меньше двусторонних обменов сообщениями будет требоваться, чтобы заставить картинку исчезнуть. И под конец все, что одитору нужно будет сказать: «Выбросите ее», и преклир будет способен это сделать.
Естественно, кейсу, способному просто выбрасывать картинки с первой попытки и возвращать их обратно по своему желанию, не нужен этот процессинг общения. Большинство одиторов не замечают этого факта – они забывают проверить, может преклир отбрасывать эти картинки или нет. Кроме того, довольно глупо в случае черноты просить преклира посылать приветы черноте, поскольку на самом деле эти ширмы обладают очень высоким сопротивлением. В случае черноты вы можете просто использовать Прямой Провод с вопросом: «Вспомните случай, когда вы смотрели на черноту» снова, снова и снова, пока чернота не уйдет. Если чернота не уходит, значит, это механизм, который производит черноту, но было обнаружено, что это также можно уладить тем же самым процессом, если выполнять его достаточно долго. И даже если это не сработает, сработает процессинг механизмов. Очень хорошо.
Итак, вот метод преодоления картинок с помощью направления туда-сюда «Приветов» и «Ага» между преклиром и картинкой. НО ЕСЛИ ВЫ, КАК ОДИТОР, ПОЛАГАЕТЕ, ЧТО ВСЕ КАРТИНКИ – ЭТО ПЛОХО, И ЧТО ВСЕ ИХ НУЖНО ОТБРАСЫВАТЬ ПРОЧЬ, В ОЧЕНЬ КОРОТКИЙ ПРОМЕЖУТОК ВРЕМЕНИ В ВАШИХ РУКАХ ОКАЖЕТСЯ ОЧЕНЬ НЕСЧАСТНЫЙ ПРЕКЛИР. Если он довольно высоко по шкале, он скажет вам, отчего он несчастен. Если он довольно далеко внизу шкалы, он просто затаит на сердце злобу. Дело в том, что вы избавляете его от картинок, а его картинки – абсолютно не плохое явление. Поучается, что вы все время грабите его. Старым дианетическим одиторам, обученным только убирать картинки, или людям с навязчивой идеей уничтожать все подряд свойственно игнорировать этот жизненно важный шаг, а когда этот жизненно важный шаг игнорируется, весь процесс приведет преклира в очень несчастное расположение духа. Поэтому после того, как преклир справится с картинкой, просто отбросив ее прочь или посылая взад-вперед «Приветы» и «Ага» между нею и преклиром, одитор ДОЛЖЕН попросить преклира ВЕРНУТЬ КАРТИНКУ НАЗАД. Это, конечно, часть автоматического цикла. Картинка возникла автоматически, и преклиру лучше отобрать управление у автоматизма, а чтобы победить любой автоматизм, нужно дать преклиру либо делать то, что он до сих пор делал автоматически, либо просто увидеть, откуда происходит данный автоматизм. Поэтому, закончив двусторонний цикл «Приветов» и «Ага», одитор говорит: «Верните картинку назад». Это обычно пугает преклира, потому что поначалу, избавившись от этой автоматической функции картинок, преклир будет чувствовать себя победителем. Но так или иначе он вернет картинку назад. Он может получить назад какой-нибудь другой вид из той ситуации. Он может получить назад картинку, отличающуюся от первой, но вы хотите первую картинку. Конечно, не нужно дергать и теребить преклира, чтобы он вернул ту же самую картинку, до тех пор, пока он не выйдет из общения с вами. На этой стадии процессинга вы можете допустить определенную неточность, но на самом деле вы хотите вернуть ту же самую картинку. Далее, когда преклир получит картинку назад, заставьте его еще раз послать ей много-много приветов, и пусть она пошлет ему много-много «Ага», и пусть она пошлет ему много-много приветов, а он ей – много-много «Ага», пока она опять не исчезнет. И когда она исчезнет, попросите преклира вернуть ее назад. Прежде, чем вы полностью разберетесь с этой картинкой, вы обычно обнаружите, что преклир может получать картинки и выбрасывать их просто по своему желанию, и в этот момент вы переходите к следующему вопросу Прямого Провода, а именно: «Вспомните случай, когда …» или «Вспомните момент, когда …» в зависимости от того, что вы спрашивали его перед этим. И потом вы еще раз спрашиваете: «Вы получили картинку?»
Вот так вы с этим работаете. Вы заставляете его посылать «Приветы» и «Ага» взад-вперед. Вы заставляете его отбрасывать и возвращать картинку – другими словами, вы заставляете его управляться с ней. Через некоторое время вы обнаружите, что преклир способен по своему желанию получать любые картинки и по своему желанию выбрасывать их. Вы также обнаружите, что начали ломаться некоторые из его автоматических механизмов. Если это началось, что ж, просто продолжайте с ним процесс. Какое-то недолгое время вы можете потренировать его создавать картинки. Если вы ломаете его автоматический механизм, который снабжал его картинками, делал за него макеты, вы тем самым делаете для себя необходимым дать ему уверенность, что он может делать картинки, и это снова сделает его счастливым. Очень часто преклир, не способный делать картинки и получающий их только автоматически, восстанавливает свою способность создавать картинки, как только берет под свой контроль этот автоматизм.
«”Приветы” и ”Ага” с картинками» - это очень ценный процесс. Преклир будет работать все выше и выше по шкале постепенности от того уровня, когда он сможет посылать несколько приветов выскочившей инграмме, до того, когда он сможет по своему желанию вытаскивать инграммы в настоящее время и выбрасывать их из настоящего времени. И когда он сможет это делать, он больше не будет беспокоиться или расстраиваться по поводу масс энергии.
Вы поймете, что этот процесс общения полностью независим от обнаружения происхождения картинок. Настоящее разрушение создающих картинки механизмов может быть достигнуто, если дать преклиру понимание того, что то или иное БЫЛО СОЗДАНО или ПРИНАДЛЕЖАЛО механизму, включая его самого, пока механизм не был разрушен. Но это не самый хороший процесс. Это лишает преклира того, о чем у него нет никакой реальности. Однако, мы ожидаем, что дальнейшие разработки принесут нам что-то, что даст нам превосходный процесс по линиям присвоения.
Запомните, что наша цель не в том, чтобы заставить преклира избавиться от всех своих картинок, которые у него возникают. Наша цель – сделать его способным управлять картинками, которые у него возникают, выбрасывая и возвращая их по собственной воле. Этот процесс также используется с техникой «Скажите мне что-то, что вы не против помнить», «Скажите мне, что вы не против забыть» и первоначально проводился как часть этого процесса.

Часть Шестая
ПСИХОАНАЛИЗ И ПРЯМОЙ ПРОВОД
Когда Зигмунд Фрейд и Брюер только начинали работать над теорией, что если бы человек мог вспомнить достаточно, он бы выздоровел, они изначально исходили из положения, что там что-то неправильно и что они теперь должны это исправить, и что неправильность – это скрытое, похороненное воспоминание. Следует заметить, что Саентология не пытается найти что-то неправильное для того, чтобы эту неправильность исправить. Это вносит на линию промежуточные точки, вносит в кейс предположение, которое не имеет оснований. Все, что мы предполагаем – это что индивидуум может стать более способным, чем он сейчас есть, и мы исходим из этого. Мы не ищем скрытых воспоминаний. Еще одно положение Фрейда – то, что в основании этих скрытых воспоминаний лежит вина, как первичный двигатель. Это не обязательно правда, и вы обнаружите, что любой человек, которого били, если его били достаточно много, в конце концов поверит, что он должен быть в чем-то виноват. Иначе говоря, он находит объяснение, за что его наказывают, которое может соответствовать, и может и не соответствовать действительности. Другими словами, можно ожидать, что любой внезапный удар или страдания могут вызвать у человека чувство, что он в чем-то виноват. Чтобы оставаться разумным и рациональным, индивидууму приходится полагать, что всему не свете должна быть причина. Но это совсем не обязательно правда. Так, например, чувство вины может возникнуть только от удара или страдания. Я думаю, что, если посадить человека в тюрьму достаточно надолго, к концу этого времени он будет абсолютно уверен, что он совершил преступление, за которое его лишили свободы. Я полагаю, что, если спрашивать человека о его вине достаточно долго и если спрашивать его под принуждением, он начнет чувствовать себя виноватым в преступлении, в котором его обвиняют, и это объясняет происхождение многих признаний, полученных с помощью пыток. Даже полиция уже ставит это под сомнение, потому что слишком часто обнаруживалось, что абсолютно невиновный человек начинал верить, что он во всем виноват.
Итак, у нас есть факт, что физическая боль и бессознательность в памяти приведут к возникновению в этой памяти СКРЫТЫХ УЧАСТКОВ, поскольку человек не захочет конфронтировать болезненную картинку, и вызовут чувство вины. Все это можно разрешить, просто СДЕЛАВ ЧЕЛОВЕКА СПОСОБНЫМ УПРАВЛЯТЬ ЭНЕРГЕТИЧЕСКИМИ КАРТИНКАМИ, ИЛИ ЭНЕРГЕТИЧЕСКИМИ МАССАМИ, ИЛИ ПРОСТРАНСТВАМИ НЕЗАВИСИМО ОТ ИХ РАЗМЕРА, ФОРМЫ И ОПАСНОСТИ.
Таким образом, в практике самоанализа главная роль была отведена памяти и тем вещам, в которых, согласно ожиданиям общества, люди чувствуют себя виноватыми. Из одного этого мы видим, почему психоанализ растягивается так надолго и почему он оставляет человека в таком тревожном расположении духа. От пациентов психоаналитика ожидается, что они будут говорить довольно долго – без особого подтверждения со стороны аналитика, - чтобы разоблачить скрытые воспоминания. Настоящими скрытыми воспоминаниями являются, конечно, моменты боли и бессознательности, но если бы у психоаналитика его пациент попал в один из таких моментов боли и бессознательности, он сам не знал бы, что с этим делать. Но это не относится к теории, это относится именно к практике.
В ходе попыток восстановить скрытые воспоминания аналитик постоянно боролся с автоматическим забыванием пациента. Прося человека вспоминать, вспоминать, вспоминать и думать о прошлом, аналитик часто добивался того, что человек отправлялся назад по траку времени, и не возвращал его обратно. Прежде всего, не будучи особенно умелым в области ВОСПРОИЗВЕДЕНИЯ, аналитик редко давал повторяющийся вопрос, который освободил бы его пациента от одной линии действия. Кроме того, аналитик был не слишком пытливым и наблюдательным. Он мог заметить, а мог не заметить это явление энергетических картинок, но, обученный в довольно мистической школе, он, возможно, не верил, что эти энергетические картинки обладают какой-то энергией и вследствие этого могут нанести его пациенту какой-нибудь вред.
Но давайте предположим, что мы действительно пытаемся обнаружить скрытые воспоминания на благо преклира. Если бы это было так, нам нужно было бы снять его забывание с автоматизма и поставить под его собственное управление. Если вам хочется реформировать всю область психоанализа – что не является особым предназначением саентолога, поскольку Саентология не есть психотерапия – вы, тем не менее, можете это сделать, опубликовав следующий материал: Пусть ваш пациент расслабится и осознает тот факт, что вы, аналитик, присутствуете здесь, что он присутствует здесь, что есть комната и что вы собираетесь провести ему сеанс психоанализа. Побеседуйте с пациентом о его переживаниях и невзгодах в условиях настоящего времени, позвольте пациенту сообщать вам свои откровения и не волноваться по поводу разговора с аналитиком. Когда эти шаги будут выполнены, задайте пациенту этот вопрос, и не используйте никаких других вопросов, кроме незначительных и кратковременных обсуждений и подтверждений, ничего больше: «Расскажите мне что-то, что вы не против забыть». Неважно, сколько времени понадобится пациенту, чтобы ответить на этот вопрос, не изменяйте его и не бросайте этого вопроса. Но в конце концов, поддерживая тем не менее доброжелательные отношения с пациентом, добейтесь ответа на этот вопрос. Добившись утверждения пациента, что вот он, наконец, нашел что-то, что, как он твердо уверен, он не против был бы забыть, аналитик должен сказать: «Очень хорошо» - в качестве подтверждения факта, что на вопрос было отвечено. И ни в коем случае в будущем аналитик не должен пренебрегать давать подтверждение (посредством «Очень хорошо» или других подобных высказываний) тому факту, что пациент выполнил команду аналитика. Получив ответ на данный вопрос, аналитик теперь должен повторить тот же самый вопрос и снова должен получить ответ на этот вопрос, и снова должен подтвердить факт, что ответ был получен. Аналитик не должен вступать в обсуждения этого материала и не должен говорить пациенту, что означает этот материал, поскольку аналитик должен хорошо осознавать тот факт, что если пациент уже достиг такой высоты духа, то он обязательно будет способен достичь еще больших высот, и что лучшая информация всегда будет ждать впереди. Даже если аналитик обнаружит, что сам становится невнимательным или расстраивается от повторения снова и снова одного и того же вопроса, аналитик должен продолжать. Каждый раз, когда пациент выполнит команду и аналитик даст подтверждение, он должен спрашивать снова: «Расскажите мне что-то еще, что вы не против забыть». Это должен быть весь самоанализ, и эту программу нужно продолжать, пока пациент получает сеансы анализа, будь это четыре раза в неделю в течение года или четыре раза в неделю в течение двух лет. Никаких перемен и никаких других тем для обсуждения, кроме тех вещей, которые пациент не против забыть. Если бы аналитик следовал этой программе и если бы он был способен повторять этот вопрос или воспроизводить так часто и так долго, он бы обнаружил, что его пациент пришел к большей власти над своей жизнью и своей бытийностью, чем можно было бы достичь любой другой программой, и что аналитику больше не требуется оценивать или принимать решения за пациента. Мы рекомендуем аналитикам потренировать этот процесс в надежде, что область психоанализа можно превратить в результативную психотерапию, поскольку Саентология не является психотерапией и не претендует занимать место ни одной из существующих психотерапий.

Глава седьмая
КАК ДЕЛАТЬ ПРЯМОЙ ПРОВОД
Существует благоприятная атмосфера двустороннего общения, и она должна присутствовать во всем процессинге, будь это процессинг Открывающей Процедуры Воспроизведением или Прямой Провод. ДОСТАТОЧНОЕ ДВУСТОРОННЕЕ ОБЩЕНИЕ БУДЕТ ПОДДЕРЖИВАТЬ ОСОЗНАНИЕ ПРЕКЛИРОМ ТОГО, ЧТО ОН ОДИТИРУЕТСЯ, И ОСОЗНАНИЕ ОДИТОРСКОГО ИНТЕРЕСА. НЕДОСТАТОЧНОЕ КОЛИЧЕСТВО ДВУСТОРОННЕГО ОБЩЕНИЯ МОЖЕТ ЗАСТАВИТЬ ПРЕКЛИРА ЧУВСТВОВАТЬ ОТСУТСТВИЕ УЧАСТИЯ К ЕГО КЕЙСУ, ЧТО ВЫЗОВЕТ ПЕРЕКОС ИЛИ УВЯЗАНИЕ КЕЙСА. СЛИШКОМ МНОГО ДВУСТОРОННЕГО ОБЩЕНИЯ ПРОСТО ЗАГОРОДИТ ДОРОГУ ПРОЦЕССУ. Одитор, когда бы он ни проводил процессинг преклиру, должен осознавать эти факторы и уметь чувствовать правильное количество двустороннего общения. Один из наиболее тонких вопросов и одно из наиболее тонких искусств во всем одитинге заключается в знании, СКОЛЬКО ДВУСТОРОННЕГО ОБЩЕНИЯ С ПРЕКЛИРОМ ВАМ КАК ОДИТОРУ НУЖНО ВВЕСТИ В СЕССИЮ. Прямой Провод требует этого, как любой другой процесс.
Однако, при проведении Прямого Провода в двустороннем общении может быть допущено множество ошибок, ведущих к особенно пагубным последствиям. Следует понимать, что преклир получает удовольствие от вспоминания своего прошлого, и мы можем простить преклиру, если он придет в волнение, вспоминая какие-нибудь приятные или неприятные периоды своей жизни. Мы можем также извинить преклира за попытки оправдать некоторые из его действий, которые он внезапно вспомнит, погружаясь в свое прошлое. То есть, мы можем понять, что преклиру необходимо, чтобы ему было позволено общаться о том, что он делает; иначе он почувствует себя стесненным и подавленным одитором, который отказывается позволить ему рассказывать. НО ПРЕКЛИР, КОТОРЫЙ ПРОСТО БЕСКОНЕЧНО ГОВОРИТ И ГОВОРИТ О ТОМ, ЧТО ОН ВСПОМИНАЕТ, НЕ ДЕЛАЕТ СЕБЕ НИЧЕГО ХОРОШЕГО. ОН НЕ ВЫПОЛНЯЕТ ПРОЦЕСС, ОН ГОВОРИТ О ПРОЦЕССЕ. Таким образом, в очень легкой степени нужно следить, чтобы не было этой чрезмерной задержки общения. Одитор должен очень четко осознать, что такое задержка общения, прежде чем он будет много одитировать. Он должен также осознать, что такое подтверждение, прежде чем он будет много одитировать. ЗАДЕРЖКА ОБЩЕНИЯ – ЗАДЕРЖКА ОБЩЕНИЯ – ЭТО ПРОМЕЖУТОК ВРЕМЕНИ МЕЖДУ МОМЕНТОМ, КОГДА ОДИТОР ЗАДАЛ ВОПРОС, И ОТВЕТОМ ПРЕКЛИРА ИМЕННО НА ЭТОТ ВОПРОС. Почти ответ – это не ответ. Ответ на какой-то близкий вопрос – это не ответ. Этот промежуток времени может быть занят возражениями преклира, сообщением от преклира или молчанием от преклира. Неважно, что происходит между подачей вопроса и ответом на этот вопрос; этот интервал является задержкой общения. Иначе говоря, в этом промежутке времени не имеет место общение. ЗАДЕРЖКА ОБЩЕНИЯ СГЛАЖЕНА, КОГДА ОНА НЕИЗМЕННА. У человека может быть привычная задержка в десять секунд. Он может ответить на все, что угодно, после десятисекундной паузы. Если человек отвечает далее на определенный процесс после десятисекундной паузы, можно сказать, что его задержка общения сгладилась, поскольку его задержка общения все время составляет десять секунд. Мы говорим, что вопрос сглажен, когда задержка общения остается неизменной на три вопроса подряд. Это – СГЛАЖЕННЫЙ ВОПРОС. Задержка общения могла бы быть пять секунд, пять секунд и пять секунд. Мы все-таки имели бы определенное право сказать, что задержка общения на этот ВОПРОС сглажена. Тем не менее, задержка общения процесса не будет сглажена, пока имеет место действительная задержка нормального обмена. Когда процесс сглажен, вопрос больше не оказывает воздействия на факторы общения преклира. Обычно, в связи с благотворным воздействием этих процессов, после того, как процесс сглажен, человек при процессинге начинает говорить очень быстро. Изменилась его изначальная задержка.
Есть другой вид задержки общения, связанный с автоматизмом общения, и одитору нужно это понимать. Когда вопрос приводит в действие механизм, который отвечает, довольно часто ответы поступают очень быстро, зачастую так быстро, что преклир не успевает их выговаривать. Когда это происходит, одитор идет вперед, несмотря на СКОРОСТЬ общения, которая является искусственной и скрывает ЗАДЕРЖКУ общения, и после нескольких ответов на вопрос окажется, что скорость общения упала до нормальной, после чего разовьется задержка общения.
ПОДТВЕРЖДЕНИЕ – это весьма необходимое занятие. ОДИТОР ДОЛЖЕН ВСЕГДА ДАВАТЬ ПОДТВЕРЖДЕНИЕ ТОМУ, ЧТО СКАЗАЛ ПРЕКЛИР. Это может внести в одитинг определенную принудительность для одитора, но тем не менее это правда, что преклир будет продолжать рассказывать, пока он ЗНАЕТ, что ему дают подтверждения. Некоторым людям требуется дать по физиономии кувалдой, чтобы до них дошло, что им дают подтверждение. Один одитор вставал перед преклиром, несколько секунд тряс пальцем перед преклировым носом и говорил: «Хорошо!», и тогда преклир знала, что ей дали подтверждение. Очень часто случается, что одитор говорит: «Угу», но не дает подтверждения преклиру, потому что преклир не понимает или даже не слышит, что одитор сказал: «Угу». Так что одитору нужно время от времени спрашивать: «Я сказал “Ага”. Вы это услышали?» И иногда преклир посмотрит на него, как баран на новые ворота, и осознает, что он и не знал, что его высказывание подтвердили. Очень часто раздражение или расстройства пожилых людей или детей происходит просто из того факта, что никто не дает им подтверждений. Они начинают что-то говорить, и они не могут перестать это говорить, и будут продолжать говорить, пока кто-нибудь не подтвердит, что они сказали это. Им необходимо будет узнать, что их высказывание подтвердили, прежде чем они смогут «сойти» с этого высказывания. Можно сказать, что вещь вообще продолжает существовать, пока не получит подтверждения. Это, кстати, в большой мере применимо и к механизмам. Механизмы продолжают вывешивать картинки, пока эти картинки не получат подтверждение, а Тетан редко подтверждает картинки, и так мы попадаем на наклонную плоскость автоматизма, которая заканчивается чернотой.
Однако выход не в том, чтобы просто сказать «Ага» всем механизмам. Одитор должен также понимать АКСИОМЫ, изложенные в книге «Создание способностей человека», особенно СОСТОЯНИЯ СУЩЕСТВОВАНИЯ, описанные в АКСИОМАХ. Они очень важны. Особенно важны аксиомы, посвященные «БЫТНОСТИ» и «НЕ-БЫТНОСТИ». Обнаружено, что очень часто человек практикует не-бытность своих картинок или не-бытность своей памяти. Иначе говоря, он пытается применять к ним силу. Он применяет силу против силы, и получается накопление силы, а это не особенно хорошо. Состояние бытия «внешняя явленность», или «бытность», возникает, конечно, через «ино-бытность». Когда мы пытаемся долгое время изменять массу, мы неизбежно получаем устойчиво существующую массу, и это устойчивое существование и есть бытность. Таким образом, мы видим, что ИЗМЕНЕНИЕ МАСС ЧЕМ-ТО МЕНЬШИМ, ЧЕМ ЖИЗНЬ, ИЛИ ПАМЯТЬ, ИЛИ ОБЩЕНИЕ, ИЛИ ПОСТУЛАТ ПРИВОДИТ НАС В СОСТОЯНИЕ УСТОЙЧИВОСТИ СОСТОЯНИЯ. Одитор, который знает это хорошо, знает, что если он попытается изменить посредством не-бытности или ино-бытности искалеченное плечо, он столкнется с тем, что состояние искалеченного плеча станет устойчивее, чем когда бы то ни было.
ТАКОЙ ХОРОШО ОСВЕДОМЛЕННЫЙ И ИСКУССНЫЙ ОДИТОР МОГ БЫ ИСПОЛЬЗОВАТЬ С БОЛЬШИМ УСПЕХОМ ДОПОЛНИТЕЛЬНУЮ КОМАНДУ, ДАВАЯ ВСЕГО ДВЕ КОМАНДЫ В ПРЯМОМ ПРОВОДЕ. ДОПОЛНИТЕЛЬНАЯ КОМАНДА БУДЕТ: «ВСПОМНИТЕ МОМЕНТ НЕДОПУЩЕНИЯ …»
ПРИМЕР: ТОГДА ПРОЦЕСС БУДЕТ: «ВСПОМНИТЕ МОМЕНТ НЕЕСТЕСТВЕННОСТИ». А КОГДА ЭТА КОМАНДА ОКАЖЕТСЯ СГЛАЖЕННОЙ – «ВСПОМНИТЕ МОМЕНТ НЕДОПУЩЕНИЯ НЕЕСТЕСТВЕННОСТИ». ПОСЛЕДНЯЯ КОМАНДА УБИРАЕТ НЕ-БЫТНОСТЬ ОТ ПРЕКЛИРА.
НА ПРАКТИКЕ ЛУЧШИЕ РЕЗУЛЬТАТЫ ДОСТИГАЮТСЯ ИСПОЛЬЗОВАНИЕМ ЭТИХ ДВУХ КОМАНД, ПОДСТАВЛЯЯ ТО, ЧТО НУЖНО, НА МЕСТО ПРОБЕЛА. ПЕРВАЯ ПРОВОДИТСЯ ДО ДОСТАТОЧНОГО СГЛАЖИВАНИЯ, ЗАТЕМ ВТОРАЯ ПРОВОДИТСЯЯ, ПОКА ОНА НЕ БУДЕТ ДОСТАТОЧНО СГЛАЖЕНА, ЗАТЕМ ПЕРВАЯ КОМАНДА ПРОВОДИТСЯ СНОВА, ПОКА ОНА НЕ БУДЕТ СНОВА СГЛАЖЕНА, ЗАТЕМ ВТОРАЯ – И ТАК ДАЛЕЕ, ПОТОМУ ЧТО БУДЕТ ПОЯВЛЯТЬСЯ НОВЫЙ МАТЕРИАЛ.
Воспроизведение вопроса – это кое-что, очень трудное для одитора, которому не приводилось много одитировать. Он будет отвлекаться, он будет стараться избежать необходимости воспроизводить его снова, снова и снова. Так, много процессов сводится к нулю или к пустому месту тем, что одитору не удается завершить процесс. Он не может выдержать идею воспроизведения, делания одной и той же вещи снова и снова, потому что ему кажется, что он собирает в кучу свой трак. На самом деле это не так, и если он будет делать это достаточно долго, если он просто пойдет вперед и будет одитировать и задавать вопрос снова, снова и снова достаточно долго, он получит такую тренировку, которая излечит его от его неспособности воспроизводить. Самый большой камень преткновения для одитинга – навязчивый фактор изменения со стороны одиторов. Действительно, если у одитора навязчивый фактор изменений, из него редко выходит хороший одитор, так как его стремление изменять проникает в его одитинг. Он навязчиво стремится изменить своего преклира и начинает принуждать его к изменениям, которых его преклир не особенно хочет. Преклир может хотеть изменений, но не обязательно таких, каких хочет одитор. Иными словами, одитор заранее рассчитывает кейс и решает, в какую сторону он будет изменять своего преклира. В этом нет ничего плохого, и одитор может это делать, но мы обнаружили, что когда одитор навязчиво стремится изменить преклира, он в то же время изменяет ПРОЦЕСС. Иначе говоря, обе эти веще суть неспособность воспроизводить. Одитор может также сделать ошибку в противоположном направлении. Он может использовать процесс так долго и так упорно, и так далеко за теми пределами, когда он еще приносил какую-то пользу преклиру, что разрушается сама идея одитинга. Для более полной информации по этому вопросу посмотрите новый Кодекс одитора, напечатанный в «Создании способностей человека» и в «Дианетике 55!». Там есть пункты, обязывающие одитора проводить процесс только до тех пор, пока он дает изменения. Если он больше не дает изменений – не проводите его. Тем не менее, одитор, который изменяет процесс и говорит себе: «Ну, я изменил процесс, потому что он больше не давал изменений», когда на самом деле изменения были, а одитор просто не мог больше выносить воспроизведение, - такой одитор, конечно, оправдывает сам себя в ущерб хорошим результатам у преклира.
Одитор должен понимать, что обнаружение подлинного создателя или происхождения чего-либо вызовет разрушение этого. Это также делается только с помощью общения. Процессинг Присвоения может очень эффективно применяться к преклирам и в Прямом Проводе, но использовать по-настоящему общение, как это описано в предыдущей статье - самое милое дело. Процессинг присвоения проводится таким образом, что преклир констатирует, что это состояние принадлежит тому-то, или принадлежит этому-то, и вы просто делаете так, чтобы он продолжал высказывать всякие подобные вещи, включая себя самого, свои собственные механизмы и механизмы своего тела, имеющие это состояние или создавшие его, или картинки, имеющие или создавшие это состояние, пока это состояние не исчезнет. Достаточно часто человек может разглядеть действительного владельца. Однако, если человек будет смотреть на ненастоящих владельцев, достаточно часто картинка или состояние могут усилиться. Другими словами, вы ошибочно присвоите их. Все массы, пространства, состояния зависят в устойчивости своего существования от ошибочного присвоения. При отсутствии ошибочного присвоения – если бы мы честно признавали своим поступками все, что мы сделали, и знали бы, чьим является все то, что сделали или чем владеют другие, - ну, тогда бы все исчезло.
Процессинг присвоения – это провозглашение подлинного владельца. Это просто потрясающий процесс. Процессинг присвоения лучше выполнять с о-метром или физиогальванометром любого типа. Здесь мы сразу видим, что главным присвоением является та реакция, которую мы получили на э-метре. Когда наше присвоение ошибочно, мы получаем нарастание масс. Когда наше присвоение ошибочно, мы получаем более выраженную реакцию. Все, что регистрирует стрелка детектора лжи или любого подобного прибора – ошибочное присвоение. При наличии ошибочного присвоения стрелка его регистрирует, а при отсутствии его – не регистрирует. Таким образом, детектор лжи выявляет не ложь, он выявляет просто ошибочное присвоение картинки инцидента. Преступник, утверждающий, что он не совершал какого-то действия, в то время как он совершил его, конечно заставит картинку инцидента усилиться, и, следовательно, это будет зарегистрировано прибором. Точно так же преступник может сказать: «Это сделал я!», хотя это сделал кто-то другой, и вы опять получите дополнительную ложь или ту же самую реакцию. Если преклир говорит, что он является причиной данной картинки, в то время как причиной этой картинки является что-то другое, картинка станет сильнее и стрелка э-метра это зарегистрирует. Вот практически все, что касается одитинга с электропсихометром.
Одним из качеств, которых особенно заметно недостает неуспешному одитору, является милосердие. Я вспоминаю стих в Новом Завете, который я перефразирую, потому что это звучит лучше, в том смысле, что «Хотя я говорю ангельским или человеческим языком, хотя я не обладаю милосердием, я подобен меди звучащей и звону храмовых колоколов». Одитор, не наделенный милосердием, постоянно критикующий преклира, пытающийся изменить преклира, потому что преклир такой плохой, редко достигает с этим преклиром значительных результатов, потому что он вне АРО с преклиром. Милосердие, великодушие, доброта – эти качества находятся не в нижней части шкалы. Это высочайшие и великолепнейшие из качеств. И одитор никогда не должен о них забывать.

Глава восьмая
САЕНТОЛОГИЯ И ПРЯМОЙ ПРОВОД
Существует серьезная тенденция называть психотерапией все, что работает с памятью. Потому что психотерапия в прошлом посвятила себя памяти. Это либо плохая шутка, либо заведомый обман. Психотерапия посвятила себя аберрации.
В связи с тем, что в Саентологии есть процесс, известный под названием Прямого Провода, который работает с памятью, было бы очень легко заключить, что Саентология, следовательно, является психотерапией. И это, конечно, было бы правдой, если бы цели Саентологии совпадали с целями психотерапии.
Целью психотерапии является искоренить у индивидуума асоциальное или аберрированное поведение. Цель Саентологии – создать у индивидуума лучшие способности. Саентология гораздо более тесно связана с образованием и его целями, нежели с психотерапией, но принимая во внимание факторы, с которыми Саентология имеет дело, ее можно волей-неволей счесть даже не только близко связанной, но просто являющейся в основе своей - религией. Если кто-то находит неудобным такое уподобление, мы можем ответить дерзостью: «Если религия призвана врачевать человеческие души, существовала ли когда-либо религия, превосходящая Саентологию?» - поскольку в распоряжении людей было крайне мало информации о человеческой душе, пока у нас не появились наши учебники. Естественно, если вы знаете основные принципы чего-либо, например, память и забывание (это две разные вещи), вы можете применять их практически к чему угодно. И безусловно, вы можете взять простейшую форму Прямого Провода и применить ее к области психоанализа, как мы показали в предшествующих статьях, и позволить аналитику пойти дальше и сделать большую часть своей работы. На самом деле, если бы я был саентологом, практикующим на одном участке с какими-нибудь психоаналитиками, я бы точно взял на себя труд связаться с этими людьми и обучить их задавать один и тот же вопрос снова и снова, как описано выше, воспроизводить, давать подтверждения и делать из своих пациентов прекрасные продукты. Это очень несложно - обучить кого-то строгой дисциплине, и для саентолога не было бы чем-то из ряда вон выходящим принять это дело под свою опеку, потому что Бог знает, какие трудности испытывает аналитик в обществе и какие трудности у него с его пациентами. Более того, для психотерапии не является необычным прибегать к церкви, когда она испытывает трудности. И, мы надеемся, для церкви не является необычным пытаться сделать этот мир более приспособленным для жизни местом.
Но: если вы применяете Саентологию как саентолог, и если вы используете Прямой Провод, вам лучше уяснить себе, что свои наилучшие результаты вы получите, ВОЗВРАЩАЯ ПРЕКЛИРУ ЕГО САМООПРЕДЕЛЕНИЕ. То есть, делая его более способным регулировать и управлять собой и своим окружением. Фактически вы не сможете достичь никаких более-менее продолжительных и заметных результатов, если не будете это делать в отношении преклира. Следовательно, в какой степени вы подавляете самоопределение своего преклира, пытаясь найти, что у него не правильно, в такой степени вы понижаете результаты вашего одитинга. Как саентолог, вы должны сосредоточиваться на повышении способностей человека. Память является важнейшим фактором в области образования. Если мы не сможем легко управляться с памятью, мы не сможем давать людям подлинное образование. Почти сразу же, как только студент или студентка закрывает книгу, в действие вступает автоматизм забывания. Это из-за того, что он или она принудительно отбывают эту повинность обязательного запоминания. От него ожидается, что он запомнит все. И он будет ничем не лучше книжки, по которой он учится, пока в один прекрасный день он не сможет забывать и помнить по своей собственной воле.
Вы как саентолог могли бы, например, объяснить это его педагогу и использовать свое мастерство и свои технологии, чтобы оттренировать с этим педагогом элементарные шаги Прямого Провода. Подача вопроса, подтверждение, воспроизведение вопроса. Вы могли бы обучить педагога этому как необходимому шагу к преподаванию, потому что каждый студент, который потерпел у него неудачу, потерпел неудачу не потому, что у него была серьезная неприязнь к этому предмету, но потому что автоматические свойства его памяти не были приведены в порядок и правильным образом задействованы. Прежде, чем тратить на образование молодого человека годы жизни и огромные материальные средства, нам следовало бы убедиться, что он в достаточно хорошей форме, чтобы ЗАПОМИНАТЬ ИЛИ ЗАБЫВАТЬ ИЗУЧАЕМЫЙ МАТЕРИАЛ ПО СВОЕЙ СОБСТВЕННОЙ ВОЛЕ. Нам также следовало бы – и даже важно было бы - позаботиться о том, ЧТОБЫ ОН БЫЛ СПОСОБЕН СТАВИТЬ И РАЗРЕШАТЬ ПРОБЛЕМЫ, ОТНОСЯЩИЕСЯ К ЛЮБОЙ ТЕМЕ. Если он способен делать эти две вещи, он всегда будет отличным студентом. Почему мы должны тратить время, как педагоги и как помешанная на обучении нация, пытаясь справиться с умами, которые не способны ни помнить, ни забывать, которые не способны ни ставить, ни разрешать проблемы? Если бы мы практиковали это на образовательном уровне и если бы мы всегда достаточно беспокоились о студентах, чтобы привести их в состояние способности в отношении памяти, как и проблем и решений, прежде чем давать им то, к чему им нужно применять эти память и забывание, проблемы и решения, мы могли бы, наверное, включить восемь-девять иностранных языков и восемнадцать-двадцать новых профилирующих предметов в любую учебную программу - и успешно ее выполнить. Следовательно, образование могло бы стать гораздо эффективнее и оставалось бы с человеком намного дольше, и в результате мы имели бы гораздо более высокую культуру.
В сфере деловой производительности память, забывание, постановка и разрешение проблем составляют разницу между непроизводительным мальчиком на посылках и наделенным огромными полномочиями руководителем. С помощью этих процессов практически любой посредственный канцелярский служащий может перейти в разряд ценнейших работников, и конечно, переход руководителя производства из низшей категории в плане памяти, забывания, постановки и разрешения проблем в высшую может означать жизнь или смерть самого этого производства.
Хотя Прямой Провод ни в коей мере не отменяет никакого другого из Шести Основных Процессов, вы можете быть абсолютно уверены, что его можно рассматривать как отдельный самостоятельный процесс. Это очень важно знать, потому что этому процессу легче всего кого-либо обучить и с этим процессом легче всего достичь стабильного результата. Если бы вам удалось обучить элементам Прямого Провода тех, в чьи обязанности входит управляться с другими людьми, обучить в точности тому, как это делается, в виде тренировки, не загружая их ни в малейшей степени никакой теорией, убедить их насчет этих явлений и отпустить их на волю точно выполнять упражнение под названием «Прямой Провод» своим близким – распространение Саентологии пошло бы с огромной скоростью. Единственное решение, которое можно сравнить с этим – обучить каждого 8-У. Особенно родителей, которые обычно дают своим детям просто убогий 8-У. Тем не менее, 8-У кажется более детским, чем Прямой Провод. Прямой Провод производит впечатление более глубокого процесса и связанного с огромными значимостями, и взрослым его выполнять гораздо легче. Более того, проводя Прямой Провод и выслушивая ответы на него, человек может почувствовать себя необыкновенно мудрым, но, конечно, не позволяйте своим студентам становиться настолько мудрыми, чтобы отклоняться от процесса. Другими словами, я рекомендую вам взять несколько человек, имеющих самый общий интерес к Саентологии, выбрать какой-нибудь конкретный аспект их существования и провести по этому аспекту основной вопрос Прямого Провода, приведенный в самой первой статье данной серии, пока они не поймут, что что-то произошло. Затем обучите их проводить этот процесс другим. ОБУЧИТЕ ИХ ТОЧНЫМ РУДИМЕНТАМ:
ПЕРВОЕ: Осознание одитора, комнаты для одитинга, факта, что идет сессия одитинга.
ВТОРОЕ: Двустороннее общение в роли причины.
ТРЕТЬЕ: Подача вопроса.
ЧЕТВЕРТОЕ: Задержка общения.
ПЯТОЕ: Подтверждение ответа.
ШЕСТОЕ: Воспроизведение точного вопроса.
Когда вы обучите человека выполнять эти вещи – причем обучите его выполнять их хорошо – вы увидите, как это расширило его жизненность и его бытийность. Благодаря этим знаниям он может ЗНАЧИТЬ больше для большего числа людей.
Эти знания нетрудно приобрести, им нетрудно обучить, и мы надеемся, что в этот раз дали вам в руки то, что поможет вам распространять информацию о Саентологии и создавать лучшую культуру, чем та, которая нас окружает.
(с) При использовании информации с сайта указывайте ссылку на него.

https://vk.com/galac_patra http://timecops.net https://vk.com/timecopsorg
Одитинг и обучение - создание духовных способностей в любой точке мира через Skype: timecops
Timecops
 
Сообщений: 1843
Зарегистрирован: 25 июн 2011, 15:42

Вернуться в Книги, статьи, журналы по технологии

Кто сейчас на форуме

Сейчас этот форум просматривают: нет зарегистрированных пользователей и гости: 1

cron